Деяния Освященного Собора Русской Древлеправославной Церкви (29 июня - 2 июля 2006 г.)

 ДЕЯНИЯ ОСВЯЩЕННОГО СОБОРА
РУССКОЙ ДРЕВЛЕПРАВОСЛАВНОЙ ЦЕРКВИ,
СОСТОЯВШЕГОСЯ 29 ИЮНЯ - 2 ИЮЛЯ 2006 ГОДА

 29 июня - 2 июля 2006 года в богоспасаемом граде Москве в Покровском кафедральном соборе состоялся Освященный Собор Русской Древлеправославной Церкви. В деяниях Собора приняли участие священнослужители и миряне, представившие многие общины Русской Древлеправославной Церкви как из России, так и из ближнего и дальнего зарубежья.

 ПОВЕСТКА ДНЯ:

 1. Доклад Святейшего Патриарха Александра о деяниях Архиерейского Собора 2005 года и о совершенных согласно соборному решению архиерейских хиротониях.
 2. Доклад Преосвященного Сергия, Епископа Сибирского о присоединении к Древлеправославной Церкви от старостильного Синода греческой диаспоры Канады и Америки Иакова, епископа Сионского и экзарха Англии.
 3. Доклад благочинного Румынских приходов протоиерея Трофима Кирилэ о возвращении в лоно Древлеправославной Церкви Евмения (Тита), бывшего епископа Тульчинского.
 4. Вопрос о продолжении диалога с христианами, прервавшими каноническое общение с Русской Древлеправославной Церковью.
 5. Об обращении архиереев РПСЦ к духовенству и пастве Древлеправославной Церкви.
 6. Проблемы древлеправославной миссии в мире
 7. Отчет отделов и комиссий о проделанной работе за истекший период.
 8. Доклады с мест.
 9. Разное.

Святейший Патриарх Александр после приветственного слова к участникам Собора проинформировал их о Деяниях Архиерейского Собора состоявшегося в 25-30 октября 2005 года в Москве. В частности, он сообщил об избрании и хиротонии в епископский сан преосвященных епископов: епископа Волжского Савина и епископа Сионского и Западной Европы Иакова. Коротко рассказав и о других решениях принятых Архиерейским Собором, Святейший Патриарх передал слово председателю Миссионерского отдела Преосвященному Епископу Сергию.

Преосвященный Сергий доложил Собору об обстоятельствах присоединения к Древлеправославной Церкви Епископа Иакова; также те участники Собора, которые не имели возможности познакомиться с Епископом Иаковом лично, услышали о высоких духовных и нравственных качествах Владыки, его образованности и научных трудах, а также о его многолетнем и очень сложном пути в Древлеправославие.

Освященный Собор одобрил деятельность Миссионерского отдела и труды Архиерейского Собора 2005 года, а также возблагодарил Бога за то, что Он не оставляет без попечения Своего ни одной человеческой души и собирает чад Своих, «как птица собирает птенцов своих под крылья» (Матф.23:37). Присоединение епископа Иакова в очередной раз засвидетельствовало вселенскую значимость Древлеправославия, ибо истинно сбывается пророчество Самого Христа Спасителя: «И придут от востока и запада, и севера и юга, и возлягут в Царствии Божием» (Лук.13:29).

По третьему вопросу повестки дня выступил благочинный румынских приходов о. Трофим Кирилэ. Отец Трофим рассказал участниками Собора о радостной для всех древлеправославных христиан вести: в лоно Древлеправославной Церкви вернулся бывший Тульчинский епископ Евмений (Тит). 29 января 2006 года он обратился к Патриарху Александру и всем древлеправославным христианам с покаянным письмом, в котором засвидетельствовал свое раскаяние в том, что безосновательно разорвал отношения со священноначалием Древлеправославной Церкви, а также незаконно совершал хиротонии в священный сан клириков, не принадлежащих к его епархии и находящихся под церковным судом.

Архиереи Древлеправославной Церкви на закрытом заседании решили рассмотреть покаянные послания бывшего Тульчинского Епископа Евмения, а также иные материалы, относящиеся к данному вопросу, ознакомившись при этом с личными свидетельствами по этому делу со стороны румынского духовенства.

Принимая во внимание искреннее, чистосердечное покаяние бывшего Тульчинского Епископа Евмения, а также его несомненные заслуги в деле восстановления священства у древлеправославных христиан Румынии, Архиереи Русской Древлеправославной Церкви, руководствуясь христианским человеколюбием и состраданием к падшим, постановили принять бывшего Тульчинского Епископа Евмения в лоно Русской Древлеправославной Церкви лишь с именем и честью Епископа, но без всякой действительной епископской власти, обосновывая своё решение постановлением I Вселенского Собора о мелетианской схизме: «Тогда как благодать Божья освободила Египет от пагубного учения и богохульства, и от тех людей, которые дерзали возбуждать распри и разделения в народе, примиренном свыше, оставалась еще в своей силе дерзость Мелетия и рукоположенных им. Извещаем вас, возлюбленные братья, и о том, что касательно этой секты Собор определил. По некоторой снисходительности к Мелетию, (судя же строго, он не стоит никакого снисхождения), собор определил, чтобы Мелетий оставался в своем городе, но без права рукополагать, подавать голос при избрании епископов, являться с этою целию в селения и города, а сохранял бы только одно имя своего достоинства.... С Мелетием же так поступлено по причине высказанного с ним своевольства, его безрассуднаго и упорнаго нрава: не дано ему никакого права и власти, как человеку, который снова может произвести беспорядки»[1].

В дополнение к сказанному о мелетианском расколе представляется уместным привести свидетельство св. Афанасия Александрийского: «У нас до гонения епископом был Петр, который во время гонения скончался мученически. Он на общем Соборе епископов (301 или 302 гг.) низложил Мелетия, обличенного в разных беззакониях и даже в жертвоприношении идолам. Но Мелетий ни к другому Собору не прибегал, ни старался оправдаться пред бывшими после Петра епископами и произвел раскол; держащиеся его стороны до ныне именуются мелетианами... А между тем пока действовал так Мелетий, появилась арианская ересь. Но ересь на некейском соборе предана анафеме, и ариане низвергнуты; мелетиане же каким-то образом приняты»[2].

Соборное постановление по данному вопросу вступает в силу только после того, как бывший епископ Тульчиинский Евмений открыто в присутствии древлеправославного духовенства и христиан Румынии засвидетельствует и провозгласит следующее:

 1) Я, бывший Тульчинский епископ Евмений, раскаиваюсь в том, что безосновательно и неоднократно отделялся от священноначалия Древлеправославной Церкви.

 2) Я, бывший Тульчинский епископ Евмений, признаю совершенные мной во время нахождения в церковном раздоре священнодействия незаконными.

 3) Я, бывший Тульчинский епископ Евмений, свидетельствую, что священноначалие Русской Древлеправославной Церкви никогда не исповедовало и в настоящее время не исповедует никакой ереси и раскаиваюсь в том, что обвинял в ереси Архиепископа Аристарха и Патриарха Александра, а также других священнослужителей и мирян Русской Древлеправославной Церкви.

 4) Я, бывший Тульчинский епископ Евмений, раскаиваюсь в том, что незаконно вмешивался в дела других древлеправославных епископов и их епархий, и незаконно рукополагал клириков из чужих епархий и на чужих престолах.

 5) Я, бывший Тульчинский епископ Евмений, раскаиваюсь в том, что призывал древлеправославных христиан в Румынии и в России к отделению от священноначалия Русской Древлеправославной Церкви и призываю всех отделившихся христиан вернуться в лоно Церкви.

Данное обращение бывший Тульчинский епископ Евмений должен не только огласить публично, но и подписать своей рукой.

Освященный Собор призывает всех древлеправославных христиан вознести благодарственные молитвы Богу за Его неизреченную благость, коей Он привел к покаянию Епископа Тульчинского Евмения.

По четвертому вопросу повестки дня выступил сотрудник Миссионерского отдела о. Андрей Марченко. Отец Андрей ознакомил участников Собора с Воззванием Архиерейского Собора 2005 года ко всем христианам, прервавшим каноническое общение с церковным священноначалием.

В рамках этого же вопроса перед Собором выступили Епископ Савин, о. Никанор Кречетов и о. Василий Пчелинцев - участники депутации направленной Святейшим Патриархом в приходы Краснодарского края для переговоров с христианами, отделившимися от общения с церковным священноначалием. Священнослужители доложили Собору о результатах состоявшихся переговоров.

Все участники Собора единодушно выразили озабоченность состоянием дел в приходах Краснодарского края и искренне возжелали скорейшего примирения с братьями, мир с которыми был так трагически нарушен кознями врага рода человеческого.

Также Собор счел необходимым вновь подвергнуть тщательному богословскому, каноническому и историческому анализу так называемые «Десять вопросов» разбиравшиеся ранее Освященным Собором 2001 года. Данные «Десять вопросов» явились для некоторых наших христиан соблазном и камнем преткновения, вызвав сильное смущение и беспокойство, а разномыслие по ним привело в свое время к трагическому разделению. Посему Церковь, переживая о каждом из своих чад, считает необходимым дать ответ своим вопрошателям, сообразно словам Писания: «Господа Бога святите в сердцах ваших; будьте всегда готовы всякому, требующему у вас отчета в вашем уповании, дать ответ с кротостью и благоговением» (1Пет.3:15); «Человек рассудительный не пренебрегает размышлением» (Сир.32:20); «Итак, не будьте нерассудительны, но познавайте, что есть воля Божия» (Еф.5:17). Ниже приводится перечень вопросов с краткими комментариями по каждому из них, сделанными участниками Собора.

Первый вопрос: «Подтвердить, что высшим авторитетом в Церкви был и остается Освященный Собор. Решения Освященного Собора может подтвердить или отменить на основании Правил только последующий Освященный Собор».

Собор подтверждает и свидетельствует, что «высшим авторитетом в Древлеправославной Церкви был и остается Освященный Собор. Решения Освященного Собора может подтвердить или отменить на основании Правил только последующий Освященный Собор», что соответствует 34 правилу Святых Апостол гласящему: «Епископам всякого народа подобает знать первого в них, и признавать его как главу, и ничего превышающего их власть не творить без его рассуждения: творить же каждому только то, что касается до его епархии, и до мест к ней принадлежащих. Но и первый ничего да не творит без рассуждения всех. Ибо так будет единомыслие, и прославится Бог о Господе во Святом Духе, Отец, Сын и Святой Дух», а также 9-му правилу Антиохийского Собора, гласящему: «В каждой области епископам должно ведати епископа, в митрополии начальствующего, и имеющего попечение о всей области, так как в митрополию отовсюду стекаются все, имеющие дела. Посему рассуждено, чтобы он и честью преимуществовал, и чтобы прочие епископы ничего особенно важнаго не делали без него, по древле принятому от отцов наших правилу, кроме того токмо, что относится до епархии, принадлежащия каждому из них, и до селений, состоящих в ея пределах. Ибо каждый епископ имеет власть в своей епархии, и да управляет ею, с приличествующею каждому осмотрительностью, и да имеет попечение о всей стране, состоящей в зависимости от его града, и да поставляет пресвитеров и диаконов, и да разбирает все дела с рассуждением. Далее же да не покушается что-либо творити без епископа митрополии, а так же и без согласия прочих епископов».

Вопрос второй: «Архиепископ Аристарх единолично отменил ряд постановлений предыдущих Соборов незаконно. Считать его письменные рассуждения по вопросам, рассматриваемым на Соборе, его личным мнением и не обязательным к руководству».

В данном вопросе имеется в виду разосланное Архиепископом Аристархом всем древлеправославным священнослужителям письмо № 409/3 от 10.09.98г., в котором покойный Владыка высказал свое несогласие с постановлением Освященного Собора 1997 года о проведении Епархиальных Соборов: «Я как архиепископ не могу дать благословение в дальнейшем на проведение Епархиальных Соборов в Русской Древлеправославной Церкви, где бы, когда бы и кем бы они ни проводились». Однако из данного документа никак не следует, что Архиепископ Аристарх отменил Епархиальные Соборы. Для того, чтобы уяснить это, необходимо обратиться к предыстории данного вопроса.

В 1997 году состоялся Освященный Собор, ряд постановлений которого получил неоднозначную оценку Церкви. В частности, несогласие с некоторыми его решениями высказал Предстоятель Церкви Архиепископ Аристарх. В связи со своей позицией весной 1998 года Архиепископ Аристарх разослал по приходам «Анализ Деяний Собора Русской Древлеправославной Церкви, проходившего с 24 по 26 сентября 1997 года». В данном документе Архиепископ Аристарх изложил свое мнение относительно решения Освященного Собора 1997 года о Епархиальных Соборах: «Чтобы канонически обосновать епархиальные Соборы применительно к нынешнему положению в Русской Древлеправославной Церкви, нужно найти в священных законах правила, которые предусматривают проведение епархиальных Соборов, когда в епархии имеется не несколько, а только один епископ. Или вообще один епископ, и больше никаких других священнослужителей. Все участники Собора 24-26 сентября 1997 года подписали решение об епархиальных Соборах. Поэтому на всех участниках, включая и меня, лежит большая ответственность перед Богом, поскольку мы не сумеем канонически обосновать проведение епархиальных Соборов. Здесь тоже надо подойти очень серьезно. Поставив свою подпись под деяниями Собора, я лично и здесь допустил ошибку, в чем также раскаиваюсь. Проанализировав это решение в свете канонических норм Церкви Христовой, я глубоко убежден, что на Соборе допущена весьма серьезная ошибка в связи с решениями о епархиальных Соборах. Те из Вас, мои дорогие собратия на ниве церковной, кто со мной не согласен, пусть укажут мне канонические правила, которыми можно обосновать проведение епархиальных Соборов применительно к нынешнему положению в Русской Древлеправославной Церкви».

Причина несогласия Архиепископа Аристарха с постановлением о Епархиальных Соборах заключается в том, что он увидел в них угрозу для церковного единомыслия, чему, к сожалению, действительно были некоторые предпосылки. Дело в том, что в соборном постановлении о Епархиальных Соборах не была оговорена ни их компетентность, ни сама процедура их проведения, что, естественно, дало возможность для весьма широкой интерпретации данного постановления. В связи с этим настоящий Собор считает своим долгом разъяснить постановление Освященного Собора 1997 года о Епархиальных Соборах в свете канонического права.

Итак, церковное законодательство говорит лишь о двух видах церковных Соборов: Вселенском и Поместном. Вселенский Собор состоит из епископов, представляющих все поместные Церкви[3]. Поместный Собор представляет епископов одной какой-либо церковной области[4].

Упоминания о Епархиальном Соборе как о собрании, состоящем из епархиального Архиерея, клириков Епархии и мирян, во вселенских церковных правилах нет. Однако, согласно 9-му правилу Антиохийского Собора «каждый епископ имеет власть в своей епархии, и да управляет ею, с приличествующею каждому осмотрительностью, и да имеет попечение о всей стране, состоящей в зависимости от его града, и да поставляет пресвитеров и диаконов, и да разбирает все дела с рассуждением. Далее же да не покушается что-либо творити без епископа митрополии, а так же и без согласия прочих епископов». Данному правилу соответствуют и постановления Поместного Собора Русской Церкви 1551 года, именуемого Стоглавом: «Епископы же в своих пределех под собою имеют вся церкви и монастыри, и иноки, и причетники, и сих собирают и поставляют и управляют» (54 гл. «О том же святительском суде»); «о духовных делех протопопы и священницы о своих детех духовных да приходят спрашивати кийждо к своему святителю, и святители, их поучают и наказывают по священным правилом, чтобы о своем священстве и о душевной пользе колико мощно и о всей от Бога врученной пастве всегда попечение имели по своему священническому долгу, по Господню слову глаголющему: ему же, бо рече, много дается, и много взыщется от него» (34 гл. «О церковном чину»). Как видим, Антиохийский Собор подчеркнул важность административной деятельности кафедрального Епископа и его главенствующую роль в Епархии, а Стоглавый Собор, в свою очередь, указал на необходимость проведения в каждой Епархии собраний клириков под председательством местного Епископа для решения текущих вопросов епархиальной жизни. При этом круг вопросов, входящих в компетенцию такого собрания, должен ограничиваться исключительно делами конкретной Епархии. Данное собрание не должно решать вопросов, требующих общецерковного обсуждения.

Таким образом, если Епархиальные Соборы в Древлеправославной Церкви будут проводиться в указанных канонических рамках, то они не только не нанесут урон ее единству, но и будут всячески способствовать оживлению церковно-общественной жизни на местах, вовлекая в нее широкие ряды древлеправославных христиан.

Относительно же письма Архиепископа Аристарха № 409/3 от 10.09.98г. необходимо заметить, что оно является выражением исключительно его личной позиции по данному вопросу и не должно рассматриваться как Указ, запрещающий проведение Епархиальных Соборов.

Частное мнение одного человека, противопоставленное мнению соборного большинства, никак не может быть принято к руководству, и для Древлеправославной Церкви в настоящее время остается в силе постановление Освященного Собора 1997 года о проведении Епархиальных Соборов.

В тоже время настоящий Собор постановляет, чтобы в дальнейшем епархиальные собрания клириков и делегированных от приходов мирян под председательством правящего архиерея носили наименование Епархиальных Съездов.

Как уже было сказано, в компетенции данных собраний находятся вопросы, относящиеся исключительно к внутренним проблемам конкретной епархии, касающиеся церковной дисциплины и благочиния, а также хозяйственно-экономической деятельности. Постановления Епархиальных Съездов не должны вступать в противоречие с постановлениями общецерковных и Архиерейских Соборов. Любое из постановлений Епархиального Съезда может быть пересмотрено и при необходимости отменено последующим Епархиальным Съездом или общецерковным Сбором, или Архиерейским Собором при обязательном участии правящего архиерея епархии.

При этом Освященный Собор в очередной раз свидетельствует, что высшим авторитетом в Древлеправославной Церкви был и остается Освященный Собор, объединяющий всё священноначалие и мирян Древлеправославной Церкви. Решения Освященного Собора может подтвердить или отменить на основании церковных правил только последующий Освященный Собор.

Третий вопрос: «Отменить принятую практику судить человека на Соборе заочно. Это есть беззаконие».

Согласно каноническому праву, священнослужитель, обвиняемый в чем-либо людьми, достойными доверия, обязан лично предстать перед церковным судом. Для этого ему до трех раз должно быть посылаемо от лица Архиерейского суда приглашение явиться для судебного разбирательства. По получении приглашения обвиняемый должен в течение месяца (в крайнем случае, двух) явиться пред лицом церковного суда для разбирательства по своему вопросу, если он не удосужится в течение этого времени оправдать себя перед церковным судом, то лишается общения, пока не оправдается. Если он не явится на церковный суд в течение одного года, то уже не имеет прощения, но заочно осуждается окончательно как произнесший приговор сам против себя. Об этом говорят 74 правило св. Апостол, 28 (19) и 29 (20) правила Карфагенского Собора.

При этом данная процедура церковного суда относится, прежде всего, к епископам, суд же над священником, дьяконом или кем-либо другим из церковного причта правомочен совершать единолично правящий архиерей, и только в случае несогласия с решением своего архиерея клирик имеет право апеллировать к Архиерейскому Собору, о чем говорит 4-е правило Антиохийского Собора.

Любое отступление от указанной процедуры является нарушением, кем бы и когда бы оно не допускалось.

Четвертый вопрос: «Переходящих от Белокриницкой иерархии в Р.Д.Ц. принимать так, как и наши предки, а именно через довершение и перевенчивание»

В качестве ответа на четвертый вопрос может служить выписка из Деяний Освященного Собора 2003 года: «В рамках пятого вопроса повестки дня Собор рассмотрел и единодушно утвердил новую редакцию Чинопоследования присоединения лиц обращающихся к Церкви от других исповеданий. Особо соборяне остановились на вопросе, относящемся к происхождению Белокриницкой иерархии. В новой редакции Чинопоследования христиан приемлющих Белокриницкую иерархию, как и ранее, решено принимать через довершение всех таинств как от крещеных мирянином. При этом Собор свидетельствует, что не имеет предубеждения по отношению к белокриницким христианам. Церковь наша тяготится их отделением от ее спасительной ограды, и участники Собора искренне сожалеют, что те материалы по вопросу происхождения Белокриницкой иерархии, которые на данный момент находятся в распоряжении Освященного Собора, недостаточны для того, чтобы признать Белокриницкую иерархию законной. Тем не менее, Собор не имеет желания возводить на белокриницких христиан какую-либо клевету и готов пересмотреть свое решение, в случае открытия каких-либо фактов недвусмысленно свидетельствующих о законности Белокриницкой иерархии. Однако пока такие факты не открыты, Церковь наша продолжает считать белокриницких христиан раздорниками, и принимает их в общение согласно с решением I Вольского Собора 1890 года».

Не менее важным в отношении к данному вопросу является и постановление Освященного Собора 2005 года: «Все были едины во мнении, что мы должны беспристрастно, объективно, непредвзято подойти к решению вопроса о белокриницких, не боятся того, что при исследовании могут быть получены материалы о митрополите Амвросии, которые не укладываются в наше сегодняшнее о нем представление. Наша позиция по белокриницкому вопросу должна быть очищена от досужих вымыслов и несправедливых обвинений. Относительно Белокриницкой иерархии необходимо указать лишь то, что является явным и неоспоримым, а беспочвенные предположения должны быть оставлены. Исходя из этого, Собор постановил прекратить деятельность комиссии по Белокриницкому вопросу созданной Собором 1997 года. Одновременно участники Собора приняли решение учредить новую комиссию по исследованию вопроса происхождения Белокриницкой иерархии под эгидой Миссионерского отдела. Кроме сотрудников отдела к работе комиссии решено привлечь следующих священнослужителей: о. Никанор Кречетов, о. Василий Пчелинцев, о. Александр Семиклетов, о. Трофим Кирилэ. Также в постоянные члены Миссионерского отдела избраны о. Епифаний Мигалев и о. Александр Разуванов. Собор поручил созданной комиссии всесторонне исследовать, как с канонической, так и с исторической точки зрения, все доступные материалы, касающиеся учреждения Белокриницкой иерархии и представить результаты своей работы на рассмотрение Освященного Собора. Также участники Собора призывают всех древлеправославных христиан вознести искренние молитвы Богу о плодотворной деятельности комиссии, ибо сказано: «Предай Господу дела твои, и предприятия твои совершатся» (Прит.16:3)».

Пятый вопрос: «Изъять из регистрационных документов ложное утверждение о том, что «до средины 40-х годов 19 века Русская Древлеправославная Церковь и Русская Православная Старообрядческая церковь (Московская Старообрядческая Митрополия) существовали нераздельно, как единое целое...»

Данное требование вполне объективно, ибо приведенная цитата из регистрационных документов, а точнее, из «Краткой исторической справки о Русской Древлеправославной Церкви», содержит в себе исторически неверное утверждение, поскольку таких понятий, как «Русская Православная Старообрядческая церковь» и «Московская Старообрядческая Митрополия», вплоть до 1988 года вообще не существовало. Данный ляпсус был устранен из регистрационных документов еще в 2000 году. При этом следует указать, что христиане, потомки которых в настоящее время объединены в религиозную конфессию, именуемую Русской Православной Старообрядческой Церковью, действительно были единоверны с нашими предками до середины 19 века. В 1849 году[5], подчинив себя новообразованной старообрядческой иерархии, законность которой была подвергнута сомнению, они разорвали духовное общение с Древлеправославной Церковью.

Шестой вопрос: "Совершать Таинство Брака над некрещеным есть беззаконие. Брак считать недействительным и исполнять его вновь после Таинства Крещения или Довершения".

Основанием для данного вопроса послужил следующий случай: некий священнослужитель совершил таинство бракосочетания над лицами, которых он считал полноправными членами Церкви; таковыми же себя считали и они. По прошествии же некоторого времени открылось, что один из супругов ошибочно считал себя крещеным, на самом деле таковым не являясь. Когда вопрос этот выяснился однозначно, то этот человек принял истинное крещение. Таким образом, встал другой вопрос - о состоятельности совершенного ранее таинства брака.

Данный случай уже рассматривался на Архиерейском Соборе 1992 года. Тогда Собор счел действительность Таинства Брака, совершенного в подобных условиях, основываясь на 19 пр. I-го Вселенского Собора и на высказывании блаженного Августина: «Кто родился и воспитался вне единения с Церковью, тот хотя бы и запечатлен, был Таинствами, но не получает от них благодати силы и освящения. Но если тот и другой возвращаются в Церковь, то над ними не должно повторять неповторимых Таинств, потому что им не доставало не самих Таинств, а только их спасительного действия».

По причине же того, что данный вопрос вновь был предложен для общецерковного обсуждения, нынешний Собор решил еще раз всесторонне исследовать его с канонической точки зрения и, прежде всего, рассмотреть доводы, приведенные Архиерейским Собором 1992 года в подтверждение правильности своего решения. В процессе изучения данного вопроса выяснилось следующее:

 1) Приведенная цитата из творений блаженного Августина не может быть применима в рассматриваемом нами случае, поскольку в ней говорится только о таких еретиках, которые имеют крещение, по форме и смыслу ничем не отличное от православного крещения и которое не повторяется над ними в случае их присоединения к Церкви. А над такими лицами, которые принимаются в Церковь через крещение, повторяются и все прочие таинства, совершенные над ними в то время, когда они еще не принадлежали Христовой Церкви, что видно из упомянутого Архиерейским Собором 1992 года 19 правила I Вселенского Собора.

 2) 19 правило I Вселенского Собора было применено Архиерейским Собором 1992 года неверно, поскольку данное правило не подтверждает решение Собора 1992 года, а скорее опровергает его. Так, в правиле сказано: «О бывших Павлианами, но потом прибегнувших к Кафолической Церкви, постановляется определение, чтобы они все вообще вновь крестимы были. Аще же которые в прежнее время к клиру принадлежали: таковые, явясь безпорочными и неукоризненными, по перекрещении, да будут рукоположены епископом Кафолической Церкви. Если же испытание обрящет их неспособными к священству: надлежит им изверженным быть из священнаго чина. Подобно и в отношении к диакониссам, и ко всем вообще причисленным к клиру, тот же образ действования да соблюдается». Таким образом, из данного правила следует, что если Церковь не признает крещения, совершенного у еретиков, то она отвергает и совершенную этими же еретиками хиротонию. Авторитетный толкователь церковных канонов Иоанн Зонара так комментирует данное правило: «Прежнее рукоположение, совершенное в то время, когда они были еретиками, не считается рукоположением. Ибо как можно поверить, чтобы не крещенный по Православной вере мог получить наитие Святаго Духа в рукоположении?». Мы знаем, что во всех церковных таинствах действует Один и Тот же Святой Дух, поэтому, если не получивший Крещения в православной вере человек не мог получить наития Святого Духа в таинстве хиротонии, то он не мог получить Его и в таинстве брака. Следовательно, не мог получить освящения в церковных таинствах и тот человек, который по ошибке считал себя крещеным и принадлежащим Церкви, на самом деле таковым не являясь. В то же время и тот из супругов, который на момент совершения таинства брака был полноправным членом Церкви, также не мог получить наитие Святого Духа, в силу того, что канонические правила считают незаконным и не имеющим силы брак, заключенный между лицом, принадлежащим Церкви и лицом, ей не принадлежащим (см. - Лаодик. 10 пр. и 31 пр..; IV Всел. Соб. 14 пр.; VI Всел. Соб. 72 пр.). Однако к данному христианину не должно применяться никакое из наказаний, определенных правилами за вступление в брак с лицами, не принадлежащими Церкви, поскольку данный брак был заключен лишь по неведению, а не по небрежению к церковным законоположениям, ибо святые Отцы оставляли без наказания тех, кто отступал от канонов не по собственному произволению или небрежению, а в силу внешних от него независящих и непреодолимых обстоятельств (см. св. Григория Неокесарийского 1 пр.; Василия Великого 49 и 52 пр.; св. Тимофея Александрийского 1 пр.). На этом же основании должен быть оставлен без наказания и священнослужитель, совершивший такой брак при условии, если это произошло исключительно по его неведению, а не по недостатку внимания к своим обязанностям.

Из всего вышеизложенного следует вывод: если православный христианин вступит по неведению в брак с лицом некрещеным, то после выяснения всех обстоятельств и совершения крещения некрещеного лица, таинство бракосочетания должно быть совершено заново. И хоть Архиерейский Собор 1992 года «не приметил сего, но нам не должно соблюдати подражания неправильному» (св. Василия Великого 1 пр.).

Все подобные случаи, которые, вполне возможно, еще имели место в практике древлеправославного духовенства, и, скорее всего, были решены в соответствии с постановлением Архиерейского Собора 1992 года, пусть останутся так, как есть, а те, которые возможно возникнут в будущем, должны решаться в соответствии с определением настоящего Освященного Собора.

Теперь надлежит разобрать такой случай, когда после совершения таинства брака выяснилось, что один из супругов, имея на себе печать истинного крещения, тем не менее, не был запечатлен таинством миропомазания. Когда же данная ошибка была устранена, и христианин был миропомазан, то также встал вопрос о состоятельности совершенного ранее над ним таинства брака.

Освященный Собор считает, что если человек был крещен через троекратное погружение в воду, но таинство миропомазания над ним по какой-то причине не было совершено, и в таком состоянии он был венчан, то после довершения таинства крещения таинством миропомазания повторять над этим христианином таинство брака не следует. Основанием для такой точки зрения является следующее:

 1) Таинство крещения и таинство миропомазания являются совершенно самостоятельными таинствами, имеющими разные цели и свойства.

 2) Совершенное через троекратное погружение в воду таинство крещения никогда не повторяется, даже если человек и отпадает после оного от Церкви, а в последствии возвращается вновь.

 3) Таинство же миропомазания не является неповторимым таинством. В известных случаях оно может повторяться над человеком. Например, православный христианин, отрекшийся от Христа или человек принадлежащий обществу еретиков 2-го чина, должны приниматься обратно в лоно Церкви через таинство миропомазания. Так на протяжении более чем двух столетий Древлеправославная Церковь принимает в свою ограду лиц, обращающихся из новообрядчества, через отречение от ереси и миропомазание, при этом над ними не повторяется ни таинство брака, ни таинство хиротонии.

Из вышесказанного следует, что если христиане были крещены правильно, но не были миропомазаны, и в таком состоянии по ошибке сначала венчаны, а лишь потом миропомазаны, то венчание все же должно быть признано законным, поскольку если некрещеный человек и вовсе не способен принять благодатное наитие Святого Духа в других таинствах, то крещенный, хоть и не миропомазанный, на это способен, о чем свидетельствует Номоканон в разделе «О священницех»: «Аще умрет крестивыися прежде, нежели постигнути священнику, Божественная благогдать совершает и», то есть Божественная благодать не имеет никаких препятствий сойти на такого человека. На некрещеного же, как мы уже указали выше, Божественная благодать сойти никак не может.

В 1909 году II Всероссийский Съезд наших христиан засвидетельствовал в одном из своих постановлений, что «в истории христианской Церкви мы не видим примеров, когда бы иноверные браки, при переходе в Православие, вновь перевенчивались», то есть миропомазание (или довершение таинства крещения) никак не упраздняет совершенного еретиками второго чина или раздорниками таинства венчания. Но в таком случае миропомазание тем более не может упразднить таинств, совершенных над православным христианином православным священнослужителем.

Разобранные случаи являются, безусловно, исключительными, тем не менее, Собор призывает всех священнослужителей более ответственно и внимательно подходить к вопросу совершения церковных таинств и стараться тщательно выяснять обстоятельства крещения и жизни тех лиц, которые обращаются к ним за духовным окормлением, чтобы в дальнейшем подобные ситуации не возникали.

Седьмой вопрос: «По вопросу брадобрития не допускать иного рассуждения отличительного от Постановлений Стоглавого Собора и святоотеческого предания, а именно брадобрийцы удаляются всякой святыни и молитвенного общения (кроме исключительных случаев, предусмотренных Правилами) пока не престанут от губительного греха брадобрития»

Наши благочестивые предки всегда были озабочены вопросами церковного благочиния и народной нравственности. В связи с этим немало внимания они уделяли искоренению среди древлеправославных христиан греха брадобрития. Так Освященный Собор 1924 года, принимая во внимание канонические постановления Церкви по данному вопросу, определил: «Собор, заслушав доклад о брадобритии и всесторонне обсудив этот вопрос, умоляет всех единомышленных христиан отвратиться от сего душепагубного действа, каковым является брадобритие, и учение о котором относится к ереси третьего чина, и призывает всех пастырей Церкви и родителей чад принять меры духовного воздействия на брадобрийцев. В первую очередь Собор признает необходимым не допускать брадобрийцев ни к пению, ни к чтению церковному. Окончательную же выработку всех мероприятий в отношении лиц, неоднократно ослушавшихся пастырских предупреждений об оставлении брадобрития, Собор поручает Главному Церковному Совету»[6]. В дополнение к этому Собор 1925 года запретил брадобрийцам участвовать в делах приходского управления.

Для того чтобы напомнить древлеправославным христианам позицию Церкви относительно греха брадобрития Собор считает необходимым привести ряд основных церковных постановлений по данному вопросу:

 1) Постановления св. Апостол, книга 1, п. 3. «Не должно также и на бороде портить волосы и изменять образ человека вопреки природе. Не обнажайте, говорит закон, бород ваших. Ибо сие Создатель Бог сделал пригожим для женщин, а мужчинам признал Он непристойным. Ты же обнажающий бороду свою, чтобы нравиться, как сопротивляющийся закону, мерзок будешь у Бога, создавшего тебя по образу Своему. Итак, если хочешь нравится Богу, то воздерживайся от всего, что ненавидит Он, и не делай ничего, что не нравится ему»[7].

 2) Шестой Вселенский Собор, 96 правило: «Во Христа крещением облекшиеся, дали обет подражать житию Его. Того ради власы на главе, ко вреду зрящих, искуственными плетениями располагающих и убирающих, и таким образом неутвержденные души прельщающих, отечески врачуем приличною епитимиею, руководствуя их, аки детей, и научая целомудренно жить, да оставив прелесть и суету плоти, к негиблющей и блаженной жизни ум непрестанно направляют, и чистое со страхом пребывание имеют, и очищением жития, елико можно, к Богу приближаются, и внутреннего более, нежели внешнего человека украшают добродетелями и благими и непорочными нравами; и да не носят в себе никакого останка порочности, произшедшей от сопротивника. Если же кто вопреки сему правилу поступит: да будет отлучен».

 3) Номоканон, 174 правило: «Матфей же в девятой главе, третияго стиха, возбраняет верным украшати себе, или власы брады стрищи, уширяти власы, или плести власы главы своея. Не повинующихжеся отлучати повелевает: се же приводит от правила девятьдесять шестаго, шестаго собора, иже в Трулле».

 4) Кормчая, гл. 47, лист 388, оборот. «Что же о пострижении брады; не писано ли есть в законе: не постригайте брад ваших: се бо женам лепо, мужем же не подобно: создавый Бог судил есть, Моисеови бо рече, постризало да не взыдет на брады вашы, себо мерзость Господеви. Ибо от Константина царя Ковалина и еретика суща се узаконено есть: на том бо вси знаяху, яко еретическия слуги суть, имже брады постризаны. вы же се творяще человеческаго ради угодия, противящеся закону, ненавидими будете от Богат создавшаго вас по образу своему. Аще убо хощете Богу угодити, от всего того отступити, его же Той ненавидит, и ничтоже неугоднаго Ему не творите».

 5) Собор 1551 года, именуемый Стоглавый, 40 глава: «Такоже священная правила возбраняют православным христианом во всем, чтобы не брити брад и усов не постригати. таковая несть православных, но поганых латынская и еретическая предания, греческаго царя Константина Ковалина. и о сем отеческая и апостольская правила вельми запрещают и отрицают, сице глаголет: Аще кто браду бреет и умрет тако, не достоит над ним служити, ни сорокоустия по нем пети, ни просфиры, ни свещи по нем в Церковь принести, с неверными да причтется, от еретик бо се навыкоша. Что же о пострижении брады не написано ли в законе: не постризайте брад ваших, се бо женам лепо, мужем же неподобно. создавый Бог рече Моисеови: постризало да не взыдет на браду вашу, се бо мерзость пред Богом. ибо се Константина царя Ковалина еретика. на том вси бо знаху, яко еретические слуги есть брады постризати. се же творяще человеческаго ради угождения, противящеся закону, ненавидими будут от Бога, создавшаго нас по образу своему. аще кто хощет угодити Богу, отступи от зла. глагола Господь сам о том к Моисеови рече, и святии апостоли запретиша, и святии отцы прокляша. и того ради страшнаго прещения, православным христианом таковых не подобает творити».

Таким образом, христиане, впавшие в грех брадобрития должны оставить этот порок, в противном же случае духовные отцы обязаны будут, прежде всего, отлучить ослушников от Святого Причастия, клиросного послушания и приходского управления. Умершие в грехе брадобрития не раскаявшись в нем, должны быть лишаемы церковного погребения и поминовения.

К исключительным случаям наши предки отнесли службу в армии, когда христианин попадал в положение подневольное. Этот вопрос был разобран 5-м Всероссийским Съездом наших христиан в 1917 году в Москве: «По предложению участника Съезда из с. Текина Тамбовской губернии обсуждается вопрос: «Следует ли молиться за убиенных на поле брани воинов - брадобрийцев».

Шарапов и Фролов говорят, что иногда воинам в силу разных обстоятельств, связанных со службой, приходится лишать себя бороды, но в дальнейшем, сознавая этот грех, они стремятся в этом направлении исправиться, но смерть не дает осуществить их желание, и в тоже время оба указывают, что убиенные воины мученической кровью запечатлели свою смерть и что к ним требуется относиться снисходительно.

 А.М. Рыболов объясняет распоряжение Правительства о необходимости в нужных случаях для спасения жизни надевать противогазные маски и поясняет, что маска достигает цели лишь в том случае, если она облегает лицо плотно. Последнее обстоятельство и заставляет воинов сбривать бороды, так как таковые не дают возможности маске плотно облечь лицо. Далее г. Рыболов говорит, что мы не в праве воинов, положивших жизнь свою за Родину лишить последнего утешения - молитвы за них.

После дальнейшего обмена мнений, высказанных Л.А. Малехоновым, о. В. Царевым и о. Ф. Петриным, говорившим о допущении к таковым воинам снисхождения, Съезд допускает возможным молиться за убиенных на поле брани воинах-брадобрийцах».

Также Собор обращает внимание христиан на то, что церковные правила осуждают не только тех, кто вовсе сбривает бороду, но и тех, кто лишь постригает ее.

Восьмой вопрос: «Изъять из регистрационных документов пункт как несоответствующий действительности утверждающий, что "по догматике РДЦ идентична Русской православной церкви, отличаясь от нее прежде всего сохранением древней обрядности».

Указанный пункт является фрагментом цитаты из энциклопедической статьи "Русская Древлеправославная Церковь"[8], которая была приведена в упомянутой выше «Краткой исторической справке о Русской Древлеправославной Церкви», входящей в пакет регистрационных документов Древлеправославной Церкви как юридического лица, а также в пакет типовых регистрационных документов древлеправославного Прихода. Данный пункт не соответствует действительности, поскольку Древлеправославная Церковь, помимо сохранения древнего литургического Предания, имеет и ряд догматических отличий от Греко-российской новообрядческой церкви. Так, например, древлеправославные христиане верят, что Большой Московский собор 1666-67 гг., предав проклятию древнее литургическое Предание Церкви, сам подпал под клятву Седьмого Вселенского Собора, вследствие чего Древлеправославная Церковь лишилась православных епископов и в течение двухсот пятидесяти шести лет пребывала в состоянии вдовства, окормляемая бегствующим от ереси духовенством. В свою очередь, новообрядцы считают невозможным сам факт отпадения от Православия одновременно всех без исключения епископов, и на этом лишь основании многие из них почитают Деяния собора 1666-67 гг. законными, исповедуя, таким образом, догмат непогрешимости епископата в вопросах веры. Не рассматривая аргументов, приводимых обычно каждой из сторон в защиту своей позиции, Собор лишь констатирует явную разницу в экклесиологии и учении о церковной иерархии у древлеправославных христиан и у новообрядцев.

Рассматриваемый нами пункт был изъят из регистрационных документов в 2000 году.

Девятый вопрос: «Изъять из регистрационных документов пункт о том, что Р.Д.Ц. "проповедует, что между наукой и религией нет противоречий." Считать такое мнение частным, но не общепринятым в Церкви».

Указанный пункт содержался в документе, носившем название «Основы вероучения и соответствующей ему практики религиозных организаций Русской Древлеправославной Церкви» и входящем в пакет регистрационных документов Древлеправославной Церкви как юридического лица, а также в пакет типовых регистрационных документов древлеправославного Прихода. В 2000 году данный пункт был изъят из регистрационных документов, поскольку не отражал в полной мере взгляд Церкви на упомянутый вопрос.

В мире существует множество различных религиозных представлений, относящихся к вопросу о происхождении окружающего нас мира, а также настоящего и будущего его бытия, поэтому неправильным было бы обобщать данные представления, ибо многие из них противоречат не только существующим научным взглядам, но и друг другу. В связи с этим правильным может быть лишь анализ того, в каком отношении к научному мировоззрению находятся конкретно христианские представления о мироустройстве. Итак, Древлеправославная Церковь исповедует, что между христианством и наукой не должно быть противоречий, так как наука изучает сотворенный Богом мир и при правильном направлении исследований должна лишь подтверждать факт существования Бога-Творца и факт Его Божественного Промысла о мире, как сказано в Писании: «Невидимое Его, вечная сила Его и Божество, от создания мира через рассматривание творений видимы, так что они безответны» (Рим.1:20). Однако в тоже время неоспоримым фактом является то, что немало представителей научных кругов придерживается материалистических взглядов на мир и отрицает существование Бога-Творца, а, следовательно, утверждение о том, что «между наукой и религией нет противоречий», никак не отражает подлинного положения вещей.

Христианин не должен смущаться этим, ибо ему заповедано: «Храни преданное тебе, отвращаясь негодного пустословия и прекословий лжеименного знания, которому предавшись, некоторые уклонились от веры» (1Тим.6:20-21). Вера христианина не должна зависеть от изменчивых мнений людей, которые строят свои представления о мире «безрассудно надмеваясь плотским своим умом» (Кол.2:18).

Десятый вопрос: «Гражданский Устав религиозного общества должен разрабатываться в том же приходе или с его участием. Обсуждение Устава должно быть на общем собрании прихода, как того требует существующее законодательство РФ»

Типовой Устав прихода, утвержденный 23 апреля 1999 года Советом епископов Русской Древлеправославной Церкви, принимается на Приходском собрании. Приходу предоставляется возможность вносить в этот Устав изменения и дополнения. Об этом говорится непосредственно в самом Уставе: «К исключительной компетенции Приходского собрания относится: принятие Устава и внесение в него изменений и дополнений, вступающих в силу с момента государственной регистрации» (пп. 4.10. и 4.10.1.).

Отвечая на «Десять вопросов», Освященный Собор стремится исключительно лишь к миру, искренне сострадая немощи своих братьев, положивших данные вопросы в основание своего отделения.

В рамках этого же вопроса участники Собора выслушали отчет Миссионерского отдела о переговорах с древлеправославными христианами Грузии, не находящимися в общении с Русской Древлеправославной Церковью. В связи с этим, Освященный Собор высказал свое желание направить в Грузию депутацию от лица Древлеправославной Церкви для более тесного контакта с грузинскими христианами, знакомства с их церковной жизнью и проведения более обстоятельных переговоров, целью которых должно быть определение путей к братскому примирению между нами в духе Христова Евангелия при условии, если со стороны грузинских христиан данная инициатива Освященного Собора не вызовет никаких возражений.

Собор благословил Святейшего Патриарха Александра определить персональный состав депутации, а также удобное для этой миссии время.

В заключение четвертого вопроса Повестки дня с обобщающей речью выступил председатель Миссионерского отдела Епископ Сергий. Преосвященный Владыка в частности сказал: «Всем нам необходимо иметь чистый, светлый ум и непредвзято стараться вести диалог со всеми. До всех доносить свою точку зрения, позицию по тем или иным вопросам. В процессе диалога приобретать духовный опыт, выявляя и свои собственные недостатки. Не нужно бояться общения, сравнения, диалога, и если у нас самих обнаруживаются какие-либо недостатки, нужно не отрицать их, а стараться честно признать и исправиться. Всем необходимо принимать в церковной жизни больше участия. Если мы пойдем этим путем, то добьемся больших результатов. Все это будет свидетельством того, что наша Церковь жива. Решать же все разногласия и проблемы необходимо через откровенное братское обсуждение, чтобы в дальнейшем с Божьей помощью избежать церковных нестроений и разделений».

Пятый вопрос Повестки дня был посвящён вопросу диалога с Белокриницкой иерархией. В связи с решением Освященного Собора 2005 года о создании комиссии по исследованию обстоятельств учреждения Белокриницкой иерархии, к Русской Древлеправославной Церкви с призывом «соединить усилия и приступить к реальному сотрудничеству ради торжества старой веры» обратились епископы Русской Православной Старообрядческой Церкви. В данном Обращении архиереи РПСЦ изложили свой взгляд на события, связанные с присоединением к Старообрядчеству в 1846 году митр. Амвросия, пересмотрели официальную позицию РПСЦ по отношению к Русской Древлеправославной Церкви, а также указали свои пожелания относительно дальнейших взаимоотношений между нашими христианами и христианами РПСЦ. В частности, в Обращении сказано «Мы служим по одним книгам, молимся одними молитвами и почитаем святую древность. В основах православия мы по-прежнему едины. У нас одна древлеправославная вера, но две иерархии»; «Ныне мы по-прежнему всей душой желаем восстановления любви и единомыслия с вами, однако не можем не видеть, что путь к благой цели предстоит великотрудный и он не терпит торопливости. Поэтому сегодня мы обращаемся к вам, не обольщая себя мечтой о скором соединении, но, прежде всего, желая создания атмосферы доверия и сотрудничества между нами. «Время разбрасывать камни, и время собирать камни» - сказал Екклезиаст. Ныне, как мы надеемся, настало время благоприятно, чтобы развивать между двумя ближайшими старообрядческими направлениями братский диалог»; «Мы хотим заверить Вас, что все обиды и прискорбные ошибки прошлых лет мы могли бы обсудить и уврачевать в духе братской любви»; «Отложим распри прошлых лет. А имеющиеся вопросы обсудим в атмосфере доверительного, доброжелательного диалога».

Участники Освященного Собора Древлеправославной Церкви, рассмотрев данное Обращение архиереев РПСЦ, единодушно выразили свое согласие с желанием белокриницких христиан развивать диалог между нашими Церквями в атмосфере доброжелательности и доверия. Также Собор выразил свое удовлетворение готовностью белокриницких христиан обсудить и уврачевать в духе братской любви все обиды и прискорбные ошибки прошлых лет. С большим одобрением Освященный Собор отнесся и к тому, что архипастыри РПСЦ официально признали и засвидетельствовали, в том числе и перед своими христианами, тот факт, что Русская Древлеправославная Церковь неуклонно следует истине Древлеправославной веры и неповрежденно хранит древлее благочестие. Данное свидетельство Архиерейского Собора РПСЦ о Русской Древлеправославной Церкви особенно важно в настоящее время, когда по причине недостатка объективной информации друг о друге в среде как наших, так и белокриницких христиан распространилось немало всевозможных слухов и кривотолков относительно внутреннего состояния наших Церквей, их канонической и литургической жизни.

В связи с данным Обращением для более плодотворной работы комиссии по Белокриницкому вопросу Освященный Собор внес изменения в ее состав. Из состава комиссии по собственному желанию вышли о. Никанор Кречетов, о. Василий Пчелинцев и о. Епифаний Мигалев. Включены в состав комиссии следующие священнослужители: о. Никола Субботин, о. Михаил Макеев, о. Дионисий Фадеев, о. Сергий Себейкин.

Освященный Собор призывает Господне благословение на работу комиссии, дабы чрез нее утвердилась Божия правда и обличена была всякая ложь.

По шестому вопросу Повестки дня перед участниками Освященного Собора выступил с докладом о. Сергий Себейкин. В своем докладе отец Сергий обратил внимание священнослужителей на важность проповеднической деятельности и распространения Евангелия Христова среди как можно большего количества людей, поскольку Священное Писание является словесной иконой Господа нашего Исуса Христа и именно через Слово Божие каждому человеку открывается путь спасения. С незнанием Священного Писание напрямую связано непонимание многими христианами православного богослужения, поскольку для человека, не знакомого с православным вероучением и библейской историей, богослужение останется абсолютно недоступным для понимания независимо от того, на каком языке этот человек услышит богослужебные тексты и песнопения. Также о. Сергий призвал священнослужителей более строго подходить к вопросу оглашения, предваряющего таинство крещения, чтобы к таинству духовного возрождения допускались только те люди, которые имеют личную веру и ознакомились с основами православного вероучения.

Далее докладчик обратил внимание участников Собора на важность православной аскетики и глубокой, сознательной, сердечной веры в жизни каждого христианина: «Истинное Православие там, где догматы и каноны суть выраженные словесно формулы данные Духом Святым. И это откровение истины дано было святым отцам, стяжавшим благодать Божию в своих сердцах. А как они ее стяжали? Непрестанной молитвой, поучением в Писании и жизнью по заповедям Евангелия Христова. Потому понять, почувствовать и правильно применить догматы и каноны можно только, имея то, что имели св. отцы. Значит, Православие - там, где есть умная молитва и подвижничество, и, как следствие, чистота сердца, в котором живет Святый Дух. А Дух Святый есть любовь. Именно такое сердце одинаково чутко относится и к внешнему и внутреннему Богопочитанию, и к «обряду», как форме, и к догмату веры, облеченному в эту форму....

Одним важнейших пунктов в огласительном учении должно быть учение об умной молитве и молитве Исусовой, безчего не может быть никакой успешной духовной жизни.

В связи с этим было бы очень полезно составить и издать небольшого объема книжечку, в которой содержались бы духовные наставления, взятые из Писания, катехизиса и творений св. отцов, но изложенные живым и доступным для современного читателя языком.

Такой брошюркой мог бы пользоваться и священник, назидая и себя и своих пасомых, и вообще все христиане, особенно те, кто лишен регулярного священнического окормления.

Сообщить оглашенному или новоначальному только основы веры по катехизису недостаточно для полноценной духовной жизни. И часто истины веры могут быть восприняты механически, поверхностно и без всякого приложения их к повседневной жизни. Надо помочь человеку ясно осознать и почувствовать, что христианство - это каждодневный и ежечасный подвиг умного предстояния пред Лицем Господа, начало которому полагает встреча с Христом.

И, наверное, самое главное. Вместе с проповедью и учением нужно распространять Св. Писание. Нужно сделать все возможное, что Новый завет был у всех древлеправославных христиан. Нужно учить и требовать от своих духовных чад читать и изучать Писание, без чего невозможно спасение. И сами миряне должны проповедовать своему окружению не «бабушкину веру», а Евангелие Исуса Христа».

Для решения обозначенных в докладе проблем церковной жизни о. Сергий предложил создавать «миссионерские группы или хотя бы одну такую группу, может быть, из двух-трех или пяти человек, как это было в апостольские времена (Павел и Варнава, Павел, Сила и Тимофей и т.п.). И по несколько раз или хотя бы один - два раза в год объезжать приходы и вообще все места проживания древлеправославных христиан. Организовывать лекции, встречи, диспуты в учебных заведениях и заинтересованных организациях, просто общаться с людьми там, где к тому предоставляется возможность».

Освященный Собор с большим одобрением встретил доклад о. Сергия Себейкина, поскольку все поднятые в нем вопросы действительно являются важными и актуальными. В этой связи Освященный Собор поручил миссионерскому отделу заняться организацией специальных миссионерских групп, разработать программу их деятельности, а также издать всю необходимую для плодотворной деятельности миссионерских групп методическую и просветительскую литературу.

По этому же вопросу повестки дня перед Освященным Собором выступил руководитель детского христианского лагеря в г. Вольске о. Александр Семиклетов. Отец Александр поделился с участниками Собора своим опытом работы с молодежью и детьми и призвал священнослужителей к более внимательному отношению к проблемам воспитания подрастающего поколения. В связи с этим докладчик справедливо обратил внимание участников Собора на то, что в данном вопросе нелишним будет исследовать опыт накопленный и в других религиозных конфессиях.

Далее Собор заслушал отчеты отделов и комиссий о проделанной работе за истекший период, а также сообщения с мест, и обсудил частные вопросы пастырской и хозяйственной деятельности.

 2 июля 2006 года в ознаменование окончания Освященного Собора в кафедральном соборе в честь Покрова Пресвятой Богородицы состоялось торжественное богослужение, которое возглавил Святейший Патриарх Александр. В богослужении приняли участие сорок семь священнослужителей: епископов, священников и диаконов.

За божественной Литургией Святейший Патриарх Александр рукоположил диакона Димитрия Чистякова в сан священника, возвел священника Сергия Громова в чин протоиерея, наградил протоиерея Андрея Марченко золотым наперсным крестом, священноиерея Вениамина Лаврентьева набедренником и священноиерея Сергия Себейкина наперсным крестом.

 ♦♦♦

 [1] Деяния Вселенских Соборов. СПб., 1996г. Т. 1. С. 83-84.
 [2] Митр. Василий Смирнский. К истории вопроса о принятии схизматиков в Православную Церковь. М., 1892г. С. 12.
 [3] См. 1 и 2 правила VI Вселенского Собора; 1 правило VII Вселенского Собора.
 [4] См. 5 правило I Вселенского Собора, 16 правило Антиохийского Собора.
 [5] Белокриницкая иерархия была учреждена в 1846 году, однако поскольку в исторической справке речь идет не обо всех христианах признающих Белокриницкую иерархию, а лишь о тех, что относят себя к Русской Православной Старообрядческой Церкви, то мы указали год в котором в России появился первый архиерей белокриницкого поставления еп. Симбирский Стефан (Жиров).
 [6] Труды Всероссийских Соборов старообрядцев, приемлющих священство от Греко-российской церкви: Московского за 1924 год. Хвалынского за 1925 г., Хвалынск, 1925. С. 42.
 [7] Постановления апостольские. СПб, 2002. С. 18-19.
 [8] Народы и религии мира, М., 1998. С. 820.

  Информация с официального сайта Русской Древлеправославной Церкви.

 

 

Поделиться:  
  1. Протоколы I Всероссийского Съезда Древлеправославных Христиан (15 - 19 мая 1908 г.)
  2. Протоколы II Всероссийского Съезда Древлеправославных Христиан (10-15 мая 1909 г.)
  3. Протоколы III Всероссийского Съезда Древлеправославных Христиан (12-15 мая 1910 г.)
  4. Протоколы ІV Всероссийского Съезда Древлеправославных Христиан (20-23 мая 1912 г.)
  5. Протоколы V Всероссийского Съезда Древлеправославных Христиан (16-18 июля 1918 г.)
  6. Протокол Саратовского Съезда Русской Древлеправославной Церкви (5 декабря 1923 г.)
  7. Деяния Освященного Собора Русской Древлеправославной Церкви (25-30 мая 1924 г.)
  8. ПРОДОЛЖЕНИЕ: Деяния Освященного Собора Русской Древлеправославной Церкви (25-30 мая 1924 г.)
  9. Деяния Освященного Собора Русской Древлеправославной Церкви (8-11 сентября 1925 г.)
  10. Постановления Собора Святой Древлеправославной Церкви Христовой (14-18 октября 1926 г.)
  11. Постановления Освященного Собора Русской Древлеправославной Церкви (7-11 июня 1928 г.)
  12. Протокол Архиерейского Собора Русской Древлеправославной Церкви (9-11 августа 1930 г.)
  13. Постановление Совещания епископов Русской Древлеправославной Церкви (9 ноября 1955 г.)
  14. Решение Совещания Русской Древлеправославной Церкви (31 августа 1956 г.)
  15. Деяния Архиерейского Собора Русской Древлеправославной Церкви (17-19 июля 1966 г.)
  16. Деяния Освященного Собора Русской Древлеправославной Церкви (14-18 сентября 1983 г.)
  17. Деяния Освященного Собора Русской Древлеправославной Церкви (19-21 октября 1988 г.)
  18. Деяния Архиерейского Собора Русской Древлеправославной Церкви (18-21 июня 1992 г.)
  19. Деяния Архиерейского Собора Русской Древлеправославной Церкви (10-11 февраля 1993 г.)
  20. Деяния Архиерейского Собора Русской Древлеправославной Церкви (5 июня 1996 г.)
  21. Деяния Освященного Собора Русской Древлеправославной Церкви (6-9 июня 1996 г.)
  22. Деяния Архиерейского Собора Русской Древлеправославной Церкви (4-5 сентября 1997 г.)
  23. Деяния Освященного Собора Русской Древлеправославной Церкви (7-9 октября 1997 г.)
  24. Деяния Архиерейского Собора Русской Древлеправославной Церкви (29-30 января 1998 г.)
  25. Деяния Освященного Собора Русской Древлеправославной Церкви (7-9 мая 2000 г.)
  26. Деяния Архиерейского Собора Русской Древлеправославной Церкви (22-25 февраля 2001 г.)
  27. Деяния Архиерейского Собора Русской Древлеправославной Церкви (5 апреля 2001 г.)
  28. Деяния II Архиерейского Собора Русской Древлеправославной Церкви (8 апреля 2001 г.)
  29. Деяния Освященного Собора Русской Древлеправославной Церкви (28 февраля - 3 марта 2002 г.)
  30. Деяния Освященного Собора Русской Древлеправославной Церкви (3-6 ноября 2003 г.)
  31. Деяния Освященного Собора Русской Древлеправославной Церкви (4-9 мая 2004 г.)
  32. Деяния Освященного Собора Русской Древлеправославной Церкви (25 февраля - 3 марта 2005 г.)
  33. Деяния Архиерейского Собора Русской Древлеправославной Церкви (25-30 октября 2005 г.)
  34. Деяния Освященного Собора Русской Древлеправославной Церкви (29 июня - 2 июля 2006 г.)
  35. Деяния Освященного Собора Русской Древлеправославной Церкви (4-9 мая 2007 г.)
  36. Деяния Архиерейского Собора Русской Древлеправославной Церкви (25-27 декабря 2007 г.)
  37. Деяния Освященного Собора Русской Древлеправославной Церкви (14-18 мая 2008 г.)
  38. Деяния Освященного Собора Русской Древлеправославной Церкви (13-17 мая 2009 г.)
  39. Деяния Архиерейского Собора Русской Древлеправославной Церкви (22-25 декабря 2009 г.)
  40. Деяния Освященного Собора Русской Древлеправославной Церкви (3-6 мая 2010 г.)
  41. Деяния Архиерейского Собора Русской Древлеправославной Церкви (23-25 декабря 2010 г.)
  42. Деяния Освященного Собора Русской Древлеправославной Церкви (27-29 апреля 2011 г.)
  43. Деяния Архиерейского Собора Русской Древлеправославной Церкви (22-25 декабря 2011 г.)
  44. Деяния Освященного Собора Русской Древлеправославной Церкви (3-6 мая 2012 г.)


в разработке

Документы общеправославного значения

Современные межправославные отношения

Древлеправославная Церковь Христова Белокриницкой иерархии

Русская Православная Старообрядческая Церковь в Румынии

Русская Древлеправославная Церковь

Расколы и разделения в Русской Православной Церкви XX-XXI ст.

Украинские церковные расколы

Русская Православная Церковь Заграницей и греческий старостильный раскол

Расколы в Румынской Православной Церкви

Расколы на территории Западной и Центральной Европы

Episcopi vagantes

Внутрицерковное сектантство и околоцерковная мифология