Календарная реформа и начало старостильного раскола в Румынии

Патриарх Румынский Мирон (Кристя)Как известно, первым практическим шагом к проведению календарной реформы в Православной Церкви был созыв в 1923 г. патриархом Константинопольским Мелетием IV (Метаксакисом) Всеправославного Совещания, целью которого была попытка разрешения ряда актуальных проблем современности, в том числе и вопроса церковного календаря. Румынскую Церковь на Совещании представлял сенатор Петр Дрангич. Однако, несмотря на такое явно малоавторитетное с канонической точки зрения представительство, Синод Румынского Патриархата не высказал возражения относительно принятых Совещанием решений. Более того, примас-митрополит Румынии Мирон (Кристя) (1868-1939) в своем письме от 4/17 декабря 1923 г. новоизбранному Константинопольскому патриарху Григорию VII сообщил о том, что Румынская Церковь готова к переводу на новый стиль не только неподвижных праздников, но и Пасхалии. Решение это объяснялось стремлением к согласованию пасхального исчисления с днем весеннего равноденствия, что было установлено еще на I Вселенском соборе. В письме также извещалось о том, что днем введения нового исчисления определено быть 1 октября 1924 г., которое будет принято как 14 октября 1924 г.

Календарная реформа в Румынской Церкви, проведенная в запланированный день, была совершенно адекватно воспринята подавляющим большинством румынского народа и духовенства. Однако за пределами Румынии, на Святой Горе Афон, уже разворачивал свою пропагандистскую прораскольническую деятельность святогорский иеромонах румынского происхождения Арсений (Коттеа), насельник скита Проватос. С первых дней перехода Константинопольского Патриархата и ЭлладскоИеромонах Арсений (Коттеа)й Церкви на новоюлианский календарь (март 1924 г.) на Афоне возник «Священный Союз Монахов Зилотов» («Ιερός Συνδεσμόσ τω̃ν Ζηλωτω̃ν Μοναχω̃ν»), состоявший из оппозиционно настроенного иночества, который призывал не поминать за богослужением имя Вселенского патриарха . Во главе афонского сопротивления стояли иеромонахи Арсений (Коттеа) и Матфей (Карпафакис). Они покинули пределы Святой Горы и всецело предались пропаганде старостильнических идей на территории Греции. Для успеха своей проповеди иеромонах Арсений изменил свою фамилию с Коттеа (Cottea) на Коттеас (Κοττέας), всюду представляясь греком из Лаконии . Об интеллектуальном уровне и богословской просвещенности данного схизматика красноречиво свидетельствуют его заявления о том, что юлианский календарь является источником христианских догматов . В протоколах заседания Постоянного Священного Синода Элладской Церкви от 23 мая 1925 г. Коттеас назван «безблагодатным чужеземным монахом». Представителями же румынского посольства в Греции иеромонах Арсений был преследуем и воспринимался как вызывающий отвращение бродяга.

Таким образом, ко времени проведения Румынской Православной Церковью календарной реформы, в Греции уже приобретал опыт старостильнического сопротивления безграмотный, но весьма активный монах-проповедник. Вернувшись в Румынию, Арсений (Коттеас) предпринял попытку ведения пропагандистской деятельности в родном отечестве. Для простодушного православного населения авторитет афонского иночества всегда оставался незыблемым, что позволило иеромонаху Арсению достаточно успешно вносить смущение в сердца простодушных румын. Несмотря на то, что раскольник-святогорец вскоре был выдворен правительством из страны, его идеализированный образ надолго стал неизменной составляющей проповедей румынских старостильников.

Второй заметной фигурой, стоявшей у истоков старокалендарной схизмы в Румынской Православной Церкви, был иеромонах Гликерий (Тэнасе). С его именем связана вся дальнейшая история возникновения, развития и внешней организации раскола.

Поделиться:  


в разработке

Расколы в Русской Православной Церкви в ХХ-ХХI вв.

Украинские церковные расколы

Греческий старостильный раскол

Американские церковные расколы

Неканонические религиозные организации дохалкидонской традиции

Внутрицерковное сектантство