8. Отличительные черты всех ИПЦ

 Из официальных документов можно вынести приблизительное представление о доктринальных отличиях ИПЦ от Патриаршей Церкви. То обстоятельство, что корни ИПЦ уходят в украинское автокефальное движение, а также факты принятия в свое лоно клириков других группировок, говорит о том, что эта группа не отличается особым богословским радикализмом и канонической требовательностью.

 Тем не менее, в опубликованном официальном документе ИПЦ, именуемом "Декларацией Первосвятителя..." [5], указывается на некоторые "пункты несогласий" ее с традиционными православными исповеданиями, от которых ИПЦ отличается:

 Чем отличается от традиционных исповеданий Мотивация отличий
Непризнанием церковной политики митрополита Сергия (Страгородского) и всей Русской Православной Церкви после 1927 года "Единственно сохранившей каноническую православную чистоту в Советской России оставалась группа епископов и мирян, возглавляемая Санкт-Петербургским митрополитом Иосифом (Петровых)... Не желая пойти на сговор с богоборческим режимом по примеру митр. Сергия Страгородского, ИПЦ увела своих сторонников в катакомбы, где продолжала непримиримую духовную брань"
I. Признанием каноничности Украинской Автокефальной Православной Церкви "Большое количество общин российской Истинно-Православной Церкви, действовавших на Украине и не признававших над собой власть прокоммунистического "Синода" Московской Патриархии, с радостью восприняли весть о создании УАПЦ, войдя в ее состав"
 II. Непризнание благодатности таинств, совершаемых в РПЦ МП "Архиерейский Собор ИПЦ принял давно ожидаемое паствой решение о признании Московской Патриархии безблагодатным сборищем, таинства (а вернее, манипуляции) которого отныне недействительны. Этим актом Архиерейский Собор подтвердил неразрывную связь с архиереями, духовенством и паствой, стоявшими у истоков создания Истинно-Православной Церкви и отрицавшими возможность присутствия благодати Святого Духа у нераскаявшихся отступников"

 

 IV. Кроме того, выражены мотивы непризнания РПЦЗ, которые сформулированы в "Справке" Синода ИПЦ очень неопределенно: "За короткий период священноначалию РПЦЗ удалось перессорить и политически дискредитировать своих приверженцев в России. Свободная Церковь организационно распалась, а ее общины стали катастрофически уменьшаться. На этом фоне последовавшие приезды в Россию русского зарубежного епископата, встречи и полулегальные переговоры с представителями Московской Патриархии окончательно подорвали доверие к РПЦЗ у тех, кто продолжал оставаться в "православных катакомбах".

 V. Принципы построения церкви приняты решением Собора ИПЦ: "считать для себя обязательными определения Московского Священного Собора 1917 - 1918 гг., касающиеся церковного управления, в связи с чем вести дальнейшее церковное строительство на их основе..." [19].

 Рассматривая этот широко обсуждаемый в раскольничьих кругах вопрос, профессор Московской духовной академии диакон Андрей Кураев абсолютно точно отмечает, что "поместные соборы - это либеральная придумка XX века. Ни история Византийской империи, ни история Русской Церкви до 1917 года поместных соборов не знала. Собор церковный, вселенский собор - это всегда собор архиереев. Архиереи уполномочены говорить от имени своей поместной Церкви. Они могут пригласить на свое собрание монаха, богослова, эксперта, но голосуют и принимают решение архиереи - это их крест и их ответственность" [72,18].

 VI. При реорганизации своих структур иерархи ИПЦ опираются на постановление № 362, подписанное в ноябре 1920 года Святейшим Патриархом Тихоном, которое определяет временный строй церковного устройства в чрезвычайных условиях и предусматривает в случае дезорганизации канонической высшей церковной власти переход епархий на самоуправление [20,543-546]. Это постановление позволяло сохранить Церковь при невозможности легальной деятельности в богоборческом государстве и "открывало пути для возникновения катакомбной Церкви в России" [59,99].

 Не имеющие никакого отношения к каноническому акту Русской Православной Церкви псевдоправославные "архиереи" используют это постановление как большое подспорье для различного рода спекуляций, придающее очередному расколу видимость легитимности [69].

 Игумен Иннокентий (Павлов), рассматривая роль и место 362-го постановления в церковной истории, одним из пунктов в отсутствии преемства РПЦ МП "Тихоновской" ПРЦ приводит разницу в чередовании слов "Русская" и "Православная" при наименовании Церкви. Довод крайне неубедительный, поскольку в актах Святейшего Патриарха Тихона используются оба этих наименования Церкви как ПРЦ, так и РПЦ. Такой маститый церковный историк, как Павлов, не может этого не знать - здесь налицо явная попытка дезинформации.

 VII. Что касается названий, выбираемых раскольниками для своих деноминаций, то тут можно заметить три особенности:

  1. В наименованиях всех групп присутствует ярко выраженная и подчеркиваемая характеристика соответствующей структуры и выражается претензия на исключительное качество, якобы присущее данной группе. Одновременно она противопоставляется той религиозной организации, к которой априори оппозиционна, то есть к Русской Православной Церкви МП. Это касается как обновленческих и катакомбных сообществ начала прошлого века, так и постсоветских деноминаций: "Живая Церковь", "Древле-Апостольский Союз", "Истинно-Православные" и "Апостольские" всех мастей, "Церковь Возрождения", "Свободная", "Автономные"... - в противовес лишенной самими раскольниками "жизни, апостольских принципов, истины, умирающей, закабаленной..." Русской Православной Церкви. Вот только нет в них того, что ими заявлено в названии.
  2. Для новейших групп свойственно самоприсвоение названия уже существовавших в начале XX века религиозных организаций, к которым относятся многочисленные истинно-православные и апостольские деноминации.
  3. Частота смены наименований характерна для всех деноминаций. Она очень показательна на примере посельского Свято-Димитриевского прихода, который находился:
  • до 1992 года в составе Пензенской и Кузнецкой епархии Русской Православной Церкви Московского Патриархата;
  • с 29 января 1992 года по март 1994 года в составе Суздальской епархии (епископ Валентин) Российской Православной Свободной Церкви (юрисдикция Русской Православной Церкви Заграницей), глава церкви - митрополит Виталий;
  • с марта 1994 г. по декабрь 1994 г. в составе Суздальской епархии (епископ Валентин) Высшего Церковного Управления (ВЦУ) Российской Православной Свободной Церкви, глава церкви - архиепископ Лазарь (Журбенко);
  • с декабря 1994 года по февраль 1995 года в составе Суздальской епархии (епископ Валентин) Российской Православной Свободной Церкви, (юрисдикция Русской Православной Церкви Заграницей), глава церкви - митрополит Виталий;
  • с февраля 1995 г. по апрель 1995 г. в составе Суздальской епархии Российской Православной Свободной Церкви, правящий архиерей и глава церкви - епископ Валентин;
  • с апреля 1995 г. по июнь 1995 г. в составе Брянско-Тульской епархии ("епископ" Арсений) Российской Православной Свободной Церкви, глава церкви - "архиепископ" Валентин;
  • с июня 1995 г. по декабрь 1996 г. в составе Брянско-Тульской епархии ("епископ" Арсений) Высшего Церковного Управления Российской Православной Свободной Церкви, глава ВЦУ - "архиепископ" Валентин;
  • с декабря 1996 г. по январь 1997 г. в составе Пензенской и Кузнецкой епархии Русской Православной Церкви Московского Патриархата;
  • с 27 января 1997 г. по 9 ноября 1997 г. в составе Брянско-Тульской епархии ("епископ" Арсений) Российской Православной Свободной Церкви, Архиерейский Синод "архиепископа" Валентина;
  • с 9 ноября 1997 г. по февраль 1998 г. в составе Брянско-Тульской епархии Временного Высшего Церковного Управления Российской Православной Свободной Церкви, председатель ВВЦУ - "архиепископ" Арсений;
  • с февраля 1998 г. по 26 июля 1998 г. в составе Брянско-Тульской епархии ("архиепископ" Арсений) Российской Истинно-Православной Церкви, председатель Священного Синода - "архиепископ" Рафаил (Прокопьев);
  • с 26 июля 1998 г. по август 1998 г. в составе Пензенской и Кузнецкой епархии ("епископ" Тихон) Российской Истинно-Православной Церкви, председатель Священного Синода - "архиепископ" Рафаил (Прокопьев);
  • с августа 1998 г. по январь 1999 г. в составе Пензенской и Симбирской епархии ("епископ" Тихон) Российской Истинно-Православной Церкви, председатель Священного Синода - "архиепископ" Рафаил (Прокопьев);
  • с января 1999 г. по 11 декабря 1999 г. в составе Пензенской и Симбирской епархии ("епископ" Тихон) Российской Истинно-Православной Церкви, председатель Священного Синода - "митрополит" Амвросий (Катамадзе);
  • с 11 декабря 1999 года по 13 июля 2003 г. в составе Пензенской и Симбирской епархии, на правах автономного самоуправления Российской Истинно-Православной Церкви, правящий архиерей - "епископ" Тихон (в 2000 году непродолжительное время "епископ" Тихон примыкал к рафаиловскому Синоду ИПЦ, но вскоре вернулся к самоуправлению);
  • с 13 июля 2003 г. по 15 декабря 2005 г. в составе Пензенской и Симбирской епархии ("епископ", а с 14 ноября 2003 г. "архиепископ" Тихон), Российской Истинно-Православной Церкви, председатель Священного Синода - "митрополит" Рафаил (Прокопьев);
  • с 15 декабря 2005 г. по 4 декабря 2006 г. в составе Поволжской митрополии ("митрополит" Тихон) Истинно Православной Церкви, Синод митрополитов, председатель - "митрополит" Арсений;
  • с 4 декабря 2006 г. по апрель 2007 г. в составе Высшего Церковного Управления Русской Православной Церкви Заграницей, и. о. председателя ВЦУ "митрополит" Арсений (в этот же период, не меняя названия: с декабря 2006 г. по 21 января 2007 г. в составе Поволжской митрополии ("митрополит" Тихон) Истинно-Православной Церкви - Православной Российской Церкви, председатель Священного Синода - "митрополит" Рафаил);
  • с апреля 2007 года по 17 декабря 2008 г. в составе Поволжской митрополии ("митрополит" Тихон) ВЦУ Православной Российской Церкви, председатель ВЦУ - "митрополит" Арсений.
  • с 17 декабря 2008 г. в составе Поволжской митрополии ("митрополит" Тихон) ВЦУ Православной Российской Церкви, председатель ВЦУ - "митрополит" Тихон.

 И вот результат: за семнадцать лет раскола религиозная организация, в которую непосредственно входил и входит Свято-Димитриевский приход, менялась структурно двадцать два раза! И это еще не предел.

 Весь калейдоскоп смены названий деноминаций и чередования имен "первоиерархов" на деле отражает довольно бурные процессы борьбы за власть в руководстве псевдоправославных групп.

 В селе внешние юрисдикционные изменения были малозаметны, они не касались внутренней жизни общины и не сказывались на устройстве прихода. Для своеобразной посельской паствы чрезвычайно значима личность настоятеля как единственного представителя церкви в селе и выразителя религиозных (а точнее - обрядовых) представлений посельчан. Поскольку нечастая смена настоятелей происходила в Поселках по своеволию приходского актива, священник олицетворял собой некую религиозную независимость как дополнение к существующим социально-экономическим особенностям села.

 Несмотря на то, что епархиальным властям удается сохранять православную общину в Поселках [57], перерегистрировать Устав на основании изменений в законодательстве, но все же Димитриевский приход в составе Пензенской и Кузнецкой епархии РПЦ МП существует номинально, а посельчане, не поддерживающие раскол, ездят в кузнецкие храмы.

 Исходя из изложенных фактов и доводов, необходимо констатировать следующее:

 I. Основная причина возникновения в 1990 годах Истинно-Православных Церквей в России есть попытка определенных кругов, не заинтересованных в нормализации исконно русской религиозной жизни, экспортировать антиправославные по сути структуры под маской "истинного православия" в Россию и привить мысль о возможности "альтернативного православия" как такового. Этакий "троянский конь". Нужно отметить, что чаяния ненавистников Православия, к сожалению, не оказались напрасными и принесли свои горькие плоды.

 II. Для группировок "митрополита" Рафаила и "митрополита" Арсения характерны следующие признаки:

  1. Откровенное противостояние Русской Православной Церкви, активная разносторонняя деятельность по ее очернению.
  2. Попытка представить себя наследниками и правопреемниками Русской Православной Церкви "досергианского" периода, опирающимися на уложения Поместного Собора 1917 - 1918 гг.
  3. Непрекращающиеся реорганизации с принятием и исключением из своего состава архиереев и священников.
  4. Частая смена наименований, противозаконное самоименование группировок "российскими".
  5. Нагнетание эсхатологических страхов, явные провокации, направленные на дестабилизацию общества, в том числе через ИНН, новые паспорта и прочее.
  6. Использование в церковной деятельности методов оккультных целительских практик и пропаганда оккультной живописи.
  7. Отсутствие канонического преемства у всех группировок, непризнание их ни одной из Поместных Церквей.
  8. Все архиереи ИПЦ и других псевдоправославных деноминаций не имеют законного поставления и апостольского преемства, по своей сути являются "самосвятами".
  9. Рукоположенные лжеархиереями лжесвященники, а также примкнувшие к их сообществам священники других юрисдикций, находящиеся под запретом в священнослужении от своих правящих архиереев, не являются носителями спасительной благодати, их манипуляции к священнодействиям не относятся.

 III. По всем выявленным признакам рассмотренные деноминации, именующие себя "истинно православными", являются деструктивными сектами православного обряда.

 Далее...

 

 К оглавлению

Поделиться:  


в разработке
Поиск по статьям Накрутка лайков Инстаграм mrpopular.net.

Документы общеправославного значения

Современные межправославные отношения

Древлеправославная Церковь Христова Белокриницкой иерархии

Русская Православная Старообрядческая Церковь в Румынии

Русская Древлеправославная Церковь

Расколы и разделения в Русской Православной Церкви XX-XXI ст.

Украинские церковные расколы

Русская Православная Церковь Заграницей и греческий старостильный раскол

Расколы в Румынской Православной Церкви

Расколы на территории Западной и Центральной Европы

Episcopi vagantes

Внутрицерковное сектантство и околоцерковная мифология

Тест психологический интересные психологические тесты.