СПРАВКА: «ЖИВАЯ ЦЕРКОВЬ»

2.jpg«ЖИВАЯ ЦЕРКОВЬ» [ЖЦ; живоцерковники; живцы] (1922-1936), одна из основных групп обновленчества. Возникновение и деятельность ЖЦ, как и др. обновленческих орг-ций, происходили при активной поддержке ГПУ (с нояб. 1923 ОГПУ) и были связаны с антирелиг. политикой советских властей, стремившихся сначала контролировать, а затем и уничтожить правосл. Церковь в России. Выступала с декларативными требованиями реформы Церкви и защиты сословных интересов белого духовенства, якобы ущемленного монашеским епископатом. Формально ЖЦ представляла собой отделившуюся от правосл. Церкви пресвитерианскую орг-цию, однако фактически она целиком находилась под контролем гос. органов, и связь ее с верующими была весьма незначительной.

Деятельность ЖЦ началась еще до ее организационного оформления и была связана с гонениями на Церковь весной 1922 г. в связи с начавшейся кампанией по изъятию церковных ценностей. 6 мая привлеченный к Московскому процессу против духовенства и мирян Патриарх св. Тихон был взят под домашний арест в своей резиденции на Троицком подворье. 9 мая в Москву прибыли члены «Петроградской группы прогрессивного духовенства» - прот. А. И. Введенский и свящ. Е. Х. Белков. Вместе с приехавшим ранее В. Д. Красницким они установили контакты с единомышленниками - московскими священниками С. В. Калиновским (впосл. снял с себя сан), И. Борисовым, В. Быковым и находившимися в Москве саратовскими протоиереями Н. Русановым и С. Ледовским. Калиновский к тому времени подготовил к печати № 1 ж. «Живая Церковь». Было принято решение дать будущей орг-ции то же название.

13 мая появилось подписанное петроградскими, московскими и саратовскими священниками-обновленцами, а также пребывавшим на покое еп. Владикавказским и Моздокским Антонином (Грановским) воззвание «Верующим сынам Православной Церкви России» (опубл. на следующий день в центральной газ. «Известия»). В воззвании, называвшем деятельность советской власти «борьбой за благо и счастье человечества», осуждались как «контрреволюционеры» иерархи и пастыри, противодействовавшие мероприятиям по изъятию церковных ценностей, предлагался немедленный созыв Поместного Собора «для суда над виновниками церковной разрухи, для решения вопроса управления церковью и об установлении нормальных отношений между нею и советской властью».

12-18 мая ГПУ были организованы визиты к находившемуся под домашним арестом на Троицком подворье свт. Тихону делегаций священников-обновленцев, к-рые требовали устранения Патриарха от управления Церковью. Ввиду угрозы новых гонений на верующих Патриарх составил и передал письма о временном переходе Высшего церковного управления к Ярославскому митр. священноисп. Агафангелу (Преображенскому) в связи со своим привлечением к гражданскому суду. 18 мая, во время 3-го посещения свт. Тихона, священники Введенский, Белков и Калиновский (Красницкий выехал в Ярославль для встречи с митр. Агафангелом) просили о передаче им патриаршей канцелярии. Свт. Тихон на прошении написал поручение его подателям передать дела Синода митр. Агафангелу по его прибытии в Москву.

Власти, опасаясь твердой позиции митр. Агафангела по защите Церкви, воспрепятствовали его выезду из Ярославля. Пользуясь отсутствием в Москве Патриаршего Местоблюстителя, организаторы устранения Патриарха от управления Церковью истолковали резолюцию свт. Тихона как разрешение на передачу им высшей церковной власти. 19 мая Патриарх Тихон был переведен сотрудниками НКВД из Троицкого подворья в московский Донской монастырь, где содержался под домашним арестом в строгой изоляции. В тот же день в бывш. Патриаршей резиденции было официально организовано Высшее церковное управление (ВЦУ) во главе с еп. Антонином (Грановским). В состав ВЦУ также вошли Верненский еп. Леонид (Скобеев) и представители ЖЦ: Введенский, Красницкий, Калиновский и Белков и др. (в дальнейшем состав ВЦУ неоднократно менялся).

29 мая на Троицком подворье Учредительное собрание ЖЦ приняло «Основные положения группы православного духовенства и мирян «Живая Церковь» как программный документ, содержавший положения об изменении мн. сторон церковной жизни. Целями ЖЦ провозглашались: «а) пересмотр действующих законов о церковном управлении с целью выяснения, какие из них аннулированы самой жизнью и даже вредны для церкви; б) пересмотр церковной догматики с целью выделения тех особенностей, которые были внесены в нее бывшим в России строем; в) пересмотр церковной литургики с целью выяснения и устранения тех наслоений, которые внесены в православное богослужение пережитым периодом союза Церкви и государства, и обеспечение свободы пастырского творчества в области богослужения, без нарушения совершительных обрядов таинств; г) пересмотр положения о приходе в связи с современными условиями церковной жизни; д) пересмотр церковной этики и разработка учения о христианской общественной жизни применительно к социальным задачам, выдвигаемым переживаемым временем; е) вообще - пересмотр и изменение всех сторон жизни церковной, какие повелительно требуются современной жизнью» (Живая Церковь. 1922. № 3. С. 11-12).

На этом собрании были избраны Центральный комитет (ЦК) ЖЦ, а также президиум во главе с Красницким. Было определено, что в губернских и уездных городах должны быть образованы отделения ЖЦ, объединявшие не менее 3 чел. Создание групп живоцерковников на местах происходило при прямой поддержке органов власти, и прежде всего ГПУ. Печатным органом ЖЦ и ВЦУ являлся ж. «Живая Церковь» (№ 1 вышел в 1-й пол. мая 1922; всего было выпущено 11 номеров (8 книжек, 3 номера были сдвоенными), последний вышел 1 февр. 1923). Распространением журнала занимались, не афишируя своего участия, органы власти на местах. В ряде случаев издавались особые директивные распоряжения о распространении журнала (см., напр.: Каиль М. В. Власть и правосл. верующие в рос. провинции нач. 1920-х гг. Смоленск, 2008. С. 199).

Претендуя на руководящую роль в обновленчестве, ЖЦ придавала большое значение созданию собственного епископата. 3 июня 1922 г. «для обеспечения родника епископской благодати» примкнувшие к обновленчеству епископы Антонин (Грановский) и Леонид (Скобеев) «рукоположили» настоятеля московской ц. Воскресения в Барашах прот. Иоанна Чанцева во епископа Бронницкого, постриженного в монашество с именем Иоанникий. 11 июня был «хиротонисан во епископа без принятия монашества» настоятель петроградского Матфиевского собора вдовый прот. Иоанн Альбинский. Впоследствии живоцерковниками был совершен еще ряд «хиротоний», в т. ч. были поставлены во «епископы» священнослужители, состоявшие в браке. Довольно значительный по численности состав ЖЦ вызывал крайне негативные оценки даже у ее организаторов. В сводках ГПУ подчеркивалось, что «контингент вербованных» в обновленчество «состоит из большого количества пьяниц, обиженных и недовольных князьями церкви... среди них последний сброд, не имеющий авторитета среди верующей массы» («Совершенно секретно»: Лубянка - Сталину о положении в стране. М., 2001. Т. 1. Ч. 1. С. 217).

Лето 1922 г. было временем наибольшего усиления ЖЦ. Обманом и угрозами ее представители добивались захвата власти в православных епархиях, требуя признания обновленческого ВЦУ высшей церковной властью. В случае если живоцерковники встречали отпор со стороны правящих архиереев, те подвергались репрессиям со стороны советских властей. 18 июня Патриарший Местоблюститель Ярославский митр. Агафангел (Преображенский) составил послание, в котором призвал не подчиняться обновленческому ВЦУ, правящим архиереям было рекомендовано до восстановления высшей церковной власти самостоятельно управлять епархиями, сообразуясь с каноном и архиерейской присягой. К авг. 1922 г. из 97 правящих архиереев 37 признали платформу ЖЦ, 36 высказались против обновленческой орг-ции, 24 не определили своего отношения к происходившему.

3 авг. 1922 г. на частном совещании была открыта работа «Всероссийского съезда белого духовенства и мирян «Живая Церковь»», 6-17 авг. проходили «деловые заседания». В бывш. здании Московской ДС (в то время 3-й Дом Советов) заседали 190 делегатов (из них 150 имели решающий голос), представлявших 24 епархии. На съезде также присутствовали представители Александрийского и К-польского Патриархов в России. Председателем съезда был избран Красницкий. Однако, согласно сведениям ОГПУ, среди участников съезда возникли серьезные разногласия. В отношении планов переустройства церковной жизни часть делегатов (особенно из Москвы) стояла на более умеренных позициях и считала членов группы Красницкого слишком «левыми» (Политбюро и Церковь. Кн. 1. С. 316).

Съезд принял резолюции о закрытии городских муж. и жен. мон-рей и превращении их в приходские храмы. Сельские мон-ри преобразовывались в трудовые братства «применительно к нормальному уставу сельскохозяйственных коммун», во врачебные пункты, дома призрения для инвалидов войны и труда, престарелого духовенства «и прочих граждан республики». Была принята резолюция о том, что на предстоящем обновленческом соборе ЖЦ должна настаивать на снятии сана с Патриарха Тихона. ВЦУ было предложено немедленно издать постановление о прекращении возношения имени свт. Тихона за богослужением. Съезд потребовал от центральных и местных обновленческих органов применения самых решительных мер к «контрреволюционно настроенному духовенству» - «вплоть до увольнения от должностей и высылки из пределов епархии (особенно архиереев)». Обновленческим епархиальным управлениям было предписано распустить приходские советы, настроенные против обновленцев, а на места настоятелей муж. и жен. монастырей назначить лиц из белого духовенства - членов ЖЦ (Живая Церковь. № 8/9. С. 8). ВЦУ было предложено начать рукоположение белого епископата, не дожидаясь грядущего Поместного Собора. Съезд Ж. ц. постановил «приостановить» исполнение ряда решений Поместного Собора Православной Российской Церкви 1917-1918 гг. (напр., Приходского устава).

Бурную дискуссию на съезде вызвало обсуждение вопроса о церковных денежных средствах, особенно в связи с предложениями части делегатов ввести единую епархиальную кассу. В принятой резолюции признавалась необходимость передать все «кружечные, кошельковые, свечные и другие сборы» в непосредственное распоряжение ВЦУ, где ЖЦ занимала тогда господствующее положение. Делегаты съезда обратились к советским властям с просьбой передать ЖЦ значительную часть финансовых средств, получаемых от существовавших свечных заводов, имущества закрывавшихся храмов, доходов от бывш. мон-рей и часовен. Для «воспитания верующих» предлагалось взимать с них в пользу ЖЦ постоянный налог. Съезд выразил пожелание о снятии церковного отлучения с Л. Н. Толстого. 16 авг. с разрешения советских властей в Успенском соборе Московского Кремля живоцерковниками был отслужен благодарственный молебен, после чего Красницкому поднесли титул протопресвитера. 17 авг. делегация съезда во главе с Красницким была принята председателем ВЦИК М. И. Калининым.

Программные установки съезда ЖЦ вызвали возмущение среди вовлеченных в обновленчество епископата, клира и мирян. С решительным протестом против постановлений съезда ЖЦ, принятых вместо основных требований церковной дисциплины, выступил признававший в то время ВЦУ Владимирский митр. Сергий (Страгородский; впосл. Патриарх Московский и всея Руси). Несогласие с доктриной ЖЦ высказали и примкнувшие к обновленчеству архиепископы Евдоким (Мещерский) и Вениамин (Муратовский).

Резко критиковал живоцерковников их недавний союзник - глава ВЦУ еп. Антонин (Грановский), который покинул съезд ЖЦ после 1-го заседания. 24 авг. еп. Антонин встал во главе созданной им альтернативной ЖЦ обновленческой группировки «Союз церковного возрождения» (СЦВ). В сент. 1922 г. о разрыве с ЖЦ и переходе к СЦВ заявило обновленческое духовенство 12 епархий. Против Красницкого выступила даже петроградская орг-ция во главе с Введенским, Боярским и Белковым. Они поддержали еп. Антонина, а впосл. создали собственную обновленческую группировку «Союз общин древлеапостольской церкви» (СОДАЦ). Раскол произошел и в ЦК ЖЦ, где образовалось т. н. левое крыло во главе с А. Новиковым, вскоре исключенным из состава ЦК.

Причинами отделения различных групп от ЖЦ была борьба за власть в ВЦУ между лидерами обновленцев и серьезные разногласия между ними по «тактическим вопросам». Важную роль играла и позиция советских гос. органов, к-рые не хотели излишнего укрепления обновленческого движения и готовились перейти к открытой антирелиг. политике. Тем не менее власти не желали и преждевременного ослабления обновленчества, по-прежнему отводя ему роль важного оружия против правосл. Церкви, особенно в связи с подготовкой направленного против Патриарха Тихона обновленческого «Поместного собора». При этом гос. органы уже не рассматривали ЖЦ как приоритетную для них обновленческую структуру. После того как в кон. сент. 1922 г. ГПУ отказало лидеру ЖЦ в просьбе принять репрессивные меры против вышедшего из ВЦУ еп. Антонина, Красницкий вынужден был признать, что не претендует на «монополию власти и влияния», и пошел на нек-рые уступки оппонентам.

Период полного господства ЖЦ в обновленческом расколе окончился. 29 окт. 1922 г. состоялось 1-е заседание нового состава ВЦУ, в к-ром ЖЦ была представлена наряду с обновленческими группировками СЦВ и СОДАЦ. Были разделены денежные кассы ВЦУ и ЖЦ. Осень 1922 - нач. 1923 г. прошли под знаком подготовки «антитихоновского собора» и борьбы между собой обновленческих групп. Внутри ЖЦ усиливалось недовольство Красницким, в частности, со стороны «сибирских белых архиереев» во главе с «митрополитом» Петром Блиновым. Именно ему, а не Красницкому, согласно решению гос. властей, было предоставлено право председательствовать на обновленческом соборе.

Обновленческий «Второй Поместный собор» проходил в Москве с 29 апр. по 9 мая 1923 г. На нем присутствовало ок. 500 делегатов из 72 обновленческих епархий. ЖЦ была представлена 200 делегатами (СОДАЦ - 116, СЦВ - 10, остальные делегаты числились «беспартийными»). Однако 60 делегатов от ЖЦ относились к группировке Блинова, не во всем согласного с Красницким. Собор принял решение об осуждении и лишении сана Патриарха Тихона, а также ряд постановлений, согласных с программой ЖЦ: о введении брачного епископата, о разрешении второбрачия священнослужителям, о закрытии монастырей. Однако предложение Красницкого о дальнейших радикальных реформах церковной жизни (переход к «материалистическому христианству» и т. п.) не нашло поддержки у собора. Тем не менее Красницкий был возведен в сан «протопресвитера Российской Православной Церкви» и избран заместителем председателя Высшего Церковного Совета (ВЦС), пришедшего на смену ВЦУ. Представители ЖЦ получили в ВЦС 10 мест, СОДАЦ - 6, СЦВ - 2.

25 июня 1923 г. Патриарх Тихон был освобожден из-под ареста, и это событие ослабило положение обновленческих группировок. В первых же обращениях к верующим свт. Тихон дал исчерпывающую оценку обновленчеству, отметил желание обновленцев устранить всех несогласных провести реформы, толкающие Церковь к сектантству, их жажду выгоды, чинов и наград. С помощью обмана и лжи, писал свт. Тихон, деятели ЖЦ неканонично и самочинно захватили в мае 1922 г. высшую церковную власть, «чтобы насаждать всюду так называемую «Живую Церковь»». Патриарх указал, что они внесли в Церковь раскол, с их помощью преследовали сохранивших верность долгу епископов и священников. Послания Патриарха положили начало массовому возвращению из обновленческого раскола в лоно правосл. Церкви епископов, клира и мирян.

Для спасения обновленческого движения ОГПУ и Антирелигиозная комиссия ЦК РКП(б) приняли решение создать новый обновленческий орган, удалить наиболее одиозных, дискредитировавших себя в глазах верующих деятелей ЖЦ и привлечь в его состав больше архиереев старого поставления. 8 авг. 1923 г. был образован «Священный Синод Российской Православной Церкви» во главе с Евдокимом (Мещерским), бывш. архиеп. Новгородским. Синод официально объявил о роспуске всех обновленческих групп и фракций, в т. ч. и ЖЦ. В руководство обновленческого синода вошло немало бывш. живоцерковников, однако их лидер Красницкий был устранен из центрального обновленческого руководства.

В сент. 1923 г. в Петрограде Красницкий объявил о разрыве возглавляемой им ЖЦ с обновленческим синодом. ЖЦ превратилась в небольшую обновленческую группировку, пытавшуюся тем не менее бороться за контроль над обновленческими приходами в Петрограде. Однако в янв. 1924 г. Красницкий был выдворен сторонниками обновленческого синода из Казанского собора, после чего ЖЦ практически лишилась серьезного влияния.

Весной 1924 г. члены ЖЦ в связи с попыткой ОГПУ и Антирелигиозной комиссии ЦК РКП(б) скомпрометировать Патриарха Тихона старались организовать его «примирение» с Красницким. По плану «разложения тихоновской церковной партии», изложенному Красницким в докладе ОГПУ, целью ЖЦ было «возродить... группу со своими групповыми епархиальными уездными и благочинническими комитетами и противопоставить тихоновским архиереям и благочинным... восстановить ту тактику, которая была в 1922 г.» (Следственное дело Патриарха Тихона. 2000. С. 753, 754).

Начавшиеся в марте переговоры представителей Патриарха с лидером ЖЦ, очевидно, были условием, к-рое поставило ОГПУ свт. Тихону в обмен на легализацию Высшего церковного управления и освобождение некоторых архиереев из-под стражи. 21 мая 1924 г. Патриарх Тихон подписал постановление об образовании нового расширенного Синода и Высшего Церковного Совета (ВЦС), в который наряду со священнослужителями и мирянами, оставшимися верными Патриарху, вошли Красницкий и другие деятели ЖЦ, выразившие согласие принести покаяние. Допущение бывших активных обновленцев в общение с правосл. Церковью вызвало неоднозначные суждения среди клира и верующих, что усугублялось требованиями Красницкого предоставить ему должность зам. председателя ВЦС и сохранить полученное в обновленчестве протопресвитерское звание. 9 июля 1924 г. Патриарх Тихон наложил резолюцию о признании недействительным ранее изданного акта об образовании Синода и ВЦС. После того как в сент. 1924 г. Красницкий открыто признал провал своих попыток достижения соглашения с Патриаршей Церковью, ЖЦ покинули практически все бывш. сторонники.

Поскольку живоцерковники своим тесным сотрудничеством с властями, доносительством и корыстолюбием скомпрометировали себя среди верующих, обновленческий синод и местные обновленческие органы в дальнейшем старались всячески отмежеваться от ЖЦ. Неоднократно делались заявления о том, что все утверждения, появившиеся в 1922-1923 гг. на страницах ж. «Живая Церковь» и вызывавшие «у некоторых верующих недоумения и сомнения», были лишь мнением группы ЖЦ (Церковный вестник. Иркутск, 1927. № 8/9. С. 9). От живоцерковников отмежевывались обновленческие епископы. Руководивший обновленческим синодом «митрополит» Вениамин (Муратовский) писал: «Живцы - элемент самый гадкий, несмотря на их немногочисленность, они и доселе, где только появляются, делают исключительно только одну гадость. Они, воистину, диаволы во плоти!» (ГА Респ. Крым. Ф. 540. Оп. 1. Д. 10. Л. 168).

С 1924 г. Красницкий служил по воскресеньям без диакона и псаломщика в Князь-Владимирском соборе Ленинграда. Всего в городе к ЖЦ относилось не более 2-3 храмов и часовен. Сохранение ЖЦ хотя бы и в качестве крайне незначительной орг-ции было выгодно властям, к-рые продолжали рассматривать эту группу обновленцев как угрозу для Церкви. В 1929 г. у ЖЦ осталась лишь одна церковь на Серафимовском кладбище Ленинграда. Некоторую солидность ЖЦ придавал служивший в церкви по праздничным дням белый «архиепископ» Иоанн Альбинский. Однако в 1934 г. он примкнул к обновленческому синоду. Лишившись со смертью Красницкого в марте 1936 г. руководителя, последняя живоцерковная община на Серафимовском кладбище вскоре прекратила свое существование.

Лит.: Живая Церковь: Журн. М., 1922-1923. № 1-11; Титлинов Б. В. Новая Церковь. Пг.; М., 1923; Шишкин А. А. Сущность и критическая оценка «обновленческого» раскола РПЦ. Каз., 1970; Акты свт. Тихона. С. 212-221, 283-292, 317-319, 325, 326, 344-347; Левитин, Шавров. Очерки смуты; Кривова Н. А. Власть и Церковь в 1922-1925 гг.: Политбюро и ГПУ в борьбе за церк. ценности и полит. подчинение духовенства. М., 1997; Шкаровский М. В. Обновленческое движение в РПЦ ХХ в. СПб., 1999; он же. Обновленческий «протопресвитер» В. Д. Красницкий и его встреча с В. И. Лениным // ЦИВ. 2004. № 11. С. 246-254; Следственное дело Патриарха Тихона: Сб. док-тов. М., 2000. С. 731-754, 762; Красницкий В., свящ. О направлении политики советской власти в отношении Правосл. Рос. Церкви. / Опубл.: А. Г. Кравецкий // УЗ РПУ. 2000. Вып. 6. С. 56-71; «Обновленческий» раскол: Мат-лы для церк.-канонич. и ист. характеристики / Сост.: И. В. Соловьев. М., 2002; Крапивин М. Ю., Далгатов А. Г., Макаров Ю. Н. Внутриконфессиональные конфликты и проблемы межконфессионального общения в условиях советской действительности (окт. 1917 - кон. 1930-х гг.). СПб., 2005.

Поделиться:  


в разработке

Расколы в Русской Православной Церкви в ХХ-ХХI вв.

Украинские церковные расколы

Греческий старостильный раскол

Американские церковные расколы

Неканонические религиозные организации дохалкидонской традиции

Внутрицерковное сектантство