Aвтобиография митрополита Пантелеимона (Рожновского), 1867-1950

Ниже публикуем текст, обретенный в архиве Германской Епархии (АГЕ, фонд 4, D 4/1). Рукописная автобиография митрополита Пантелеймона (Рожновского) написана на трех листах. Текст на двух листах с оборотом, третий лист заполнен с лицевой стороны.

Будущий владыка - в миру Павел Рожновский - родился 21 октября 1867 г. в Костроме в дворянской семье. Отец был поляком, католиком, мать - русской, православной. Павел окончил реальное и военно-техническое училища. Затем он учился на миссионерских курсах при Казанской Духовной Академии, по завершении которых принял монашество с именем Пантелеимон. Служил архимандритом Витебского Свято-Троицкого монастыря. В 1913 г. хиротонисан во епископа Двинского, викария Витебской епархии. Как и владыка Анастасий, он принимал участие в Поместном Соборе Русской Церкви 1917-1918 гг. Патриарх Тихон назначил епископа Пантелеимона правящим Пинско-Новогрудской епархии, находившейся тогда уже в составе независимой Польши. Польское правительство репрессировало епископа за его твердое стояние в Православии и за отказ подчиниться «Временным правилам для Православной Церкви в Польше». Под надзором полиции, фактически заточенный в монастырь, владыка провел в общей сложности 18 лет.

В связи с разгромом Польши и началом советско-германской войны архиепископ Пантелеимон (этого сана он удостоился еще при патриархе Тихоне) возглавил Белорусскую Автокефальную Православную Церковь (БАПЦ).

Господь сохранил владыку до периода ДиПи (беженцы назывались Displaced Persons), когда необходимо было окормлять русских беженцев. Вместе с белорусским епископатом митрополит в 1946 г. вошел в состав клира РПЦЗ, как и все духовенство БАПЦ, но в работе Синода и Архиерейского собора активно не участвовал. Он проживал в лагере Малый Шляйсгайм и скончался 17 (30) декабря 1950 г., ненамного пережив митрополита Серафима (Ляде)1. Погребен был 20 декабря (2 января) 1951 г., в день святого Иоанна Кронштадтского, на кладбище села Фельдмохинг около Мюнхена.

До нас дошло послание владыки Пантелеимона, составленное им в августе 1950 г., незадолго до кончины. В этом послании отражены тревоги и беспокойство митрополита за единство Церкви, за верность ее чад, прежде всего за верность духовенства тем основам веры, которые были переданы от святых апостолов, от самого Христа. Послание было опубликовано эмигрантским журналом «Белая Русь», называвшим себя печатным органом антисоветского Национально-освободительного комитета. Вот текст этого последнего послания владыки Пантелеимона:

«Возлюбленные чада Христовы! От времен святого Владимира на Руси существовала Православная Церковь. Будучи основанной святыми апостолами, она имела своим Главой Возлюбленного Господа нашего Иисуса Христа. Ныне за границей имеется часть этой Церкви; на Родине, в начале революции она возглавлялась патриархом Тихоном, и к ней принадлежали наши отцы и деды. Те, которые откалывались от этой Церкви, назывались раскольниками или сектантами. Теперь часть этой Церкви, находящаяся за границей, возглавляется Собором епископов, из которых некоторые были епископами еще в царское время. Нужно радоваться и благодарить Господа за то, что при православных, оторванных от Родины и находящихся в тяжелом состоянии, оказалась и Православная Церковь, могущая быть для них в утешение и помощь. Но - о ужас, - вместо того чтобы за границей быть примером в мудрости, единении и благочестии перед инославными и, в особенности теперь, когда по всем признакам приближается время воцарения антихриста, о котором предупреждает Священное Писание и Святые Отцы Церкви, - к общему стыду и несчастью, множатся враги Церкви - разные автокефалисты, баптисты и подобия их. Писатель Гоголь в комедии изображает ничтожного проходимца самозванца Хлестакова, обманывавшего глупых и испорченных людей, которые, к стыду своему, поверили ему. Но подобная хлестаковщина в религии есть верх кощунства. Она подобна тому, как Диавол, прикинувшись доброжелательным, соблазнил первых людей, и они, нарушив заповедь Божию, погубили себя и весь род человеческий. Да не будет этого здесь. Умоляю вас, возлюбленные, бойтесь новшеств в религии нашей, не поддавайтесь соблазнам, не идите за подражателями Иуды Искариотского и тех евреев, которые из-за воображаемых национальных выгод отверглись Христа. Но покайтесь, пока есть время, и по примеру своих отцов и дедов будьте в неразрывном единении с Единой Святой Соборной и Апостольской Церковью. И тех, которые всегда стойки в Православии, умоляю: вразумляйте колеблющихся или даже отпавших. И знайте, что обратившій грѣшника отъ ложнаго пути его спасетъ душу отъ смерти, и покроетъ множество грѣховъ (Иак 5, 20). Благодать и мир Господа нашего Иисуса Христа да будет с Вами! Митрополит Пантелеймон Август 1950 г., Мюнхен-Фельдмохинг».

АВТОБИОГРАФИЯ МИТРОПОЛИТА ПАНТЕЛЕИМОНА (РОЖНОВСКОГО)

Документ написан в старой орфографии, однако без твердых знаков в конце слов. Переведено нами на новую орфографию. В остальном орфография и расстановка запятых оригинала сохранены. - Ред.

011.jpgВ 1921 году из приходов Минской Епархии, оказавшихся на территории Польской Республики, была образована Пинско-Новогрудская Епархия и Святейшим Патриархом Тихоном я был назначен правящим ее. За непризнание автокефалии Православной Церкви в Польше, я был интернирован в монастырь, где пробыл все время до прихода Советской Власти [переправлено из: власти], при чем Святейшим Патриархом Тихоном был возведен в сан Архиепископа. После разгрома Польши в 1939м году и перехода части ее территории вод управление Советской Власти, я, находясь тогда в Жировицком монастыре, восприял управление Гродненской Епархией и почти всей Виленской Епархией, оказавшихся без Епископов. Сообщив о себе Местоблюстителю митрополиту Сергию, я, первоначально, на короткое время был назначен Экзархом Западной Белоруссии и Украины, впоследствии же возведен в сан Митрополита.

В 1941-м году немцы окупировали Белоруссию и открылась граница Восточной Белоруссии - Минск, Смоленск, Витебск, Могилев и т. д. Там кроме меня и моего Викария Венедикта Бобковского2 [вставлено над строкой: Епископа Брестского] не оказалось ни одного Епископа. Между тем в Восточную Белоруссию нахлынула масса ксендзов и бабтиских проповедников. Для противодействия им было предложено приграничному духовенству проявлять наибольшую активность в деле духовного окормления

[лист 1 об.]

соседних восточных приходов, не имевших священников. По этой же причине была разрешена и поездка в Минск Иеромонаху Владимиру Финьковскому - настоятелю прихода Брестской области, приехавшему в Жировицы на автомобиле с немецкими чинами. Но Владимир Финьковский, сблизившись в Минске с военным начальством, возомнил себя самостоятельным администратором, оторвался от Епархиального Управления [вставлено поверх строки: и начал назначать священников на приходы.] Для ликвидации Финьковщины в Минск пришлось отправиться моему Викарию [вставлено поверх строки: Брестскому] Епископу Венедикту, который, воспользовавшись приездом в Минск гражданских властей, вошел с ними в соглашение, при чем Генеральный Коммиссар потребовал, чтобы Церковное Управление Белоруссии находилось в Минске и не имело никакой связи ни с Москвой (Патриархией), ни с Берлином (тамошним Митрополитом Серафимом), ни с Варшавой (Митрополитом Дионисием) и чтобы Православная Церковь в Белоруссии именовалась и была национальной и автокефальной. При этом указывалось, что и на Украине существует Автокефальная Церковь.

В уклончивом ответе на это требование, обходя вопрос об автокефалии, мною указывалось на обязательность для Православной Церкви быть в единении с прочими православными церквами и о моем согласии работать в желаемом для немецких властей направлении.

В это время образовались в разных городах Белоруссии шовинистические национальные комитеты и существовала белорусская администрация, работавшая под управлением немцев. Они усиленно настаивали на выполнении немецких требований. И в особенности сильно было их влияние в Минске. Очень большой вред при этом оказывали поляки и католики, объявившие себя белоруссами и работавшие во вред Православию.

[лист 2]

Так, например, всем школьным делом в Белоруссии заведывал ксендз Годлевский3, который [вычеркнуто: был помощником Председателя] [над строкой вписано: в то же время] очень [вместо: влиятельной организации, называвшейся переделано на:] влиял на организацию, называвшуюся «Самопомощью», [вычеркнуто: и] раскинувшую свои ветви во многих местах Белоруссии. Эта организация была настолько влиятельной, что она пыталась даже контролировать в Минске церковную благотворительность по отношению к беженцам и больным; городским Коммиссаром Минска был католик профессор Ивановский, оказывавший наибольшее покровительство штундистам: редакция Белорусской газеты, издававшаяся в Минске, состояла исключительно из католиков, из-за всех сил старавшихся вредить Православию. Когда же была образована Белорусская Центральная Рада, возглавлявшаяся Островским5, Церковное Управление получило от него декреты никого не рукополагать, ни перемещать, ни увольнять без дозволения Центральной Рады и тому подобные требования.

Также неблагоприятными были для Церковного Управления в Белоруссии действия Правящего Полесской Епархией Александра Иноземцева. [после точки над строкой вписано: поддерживавшего Владимира финьковского и находившегося в дружеских отношениях с Островским.] Наконец и среди духовенства в Минске не было полного единодушия и надлежащей стойкости.

Еще до образования Центральной Рады, мне было приказано Генеральным Коммиссариатом передать все Церковное Управление хиротонисованному мною во Епископа филофею Нарко6, после же нескольких месяцев я был вывезен из Минска политической полицией в маленькую деревушку Ляды, где был разоренный храм и каменный корпус, занятый школой, - остаток прежде бывшего монастыря. Здесь я пробыл почти пол года при очень тяжелых материальных условиях и, после непродолжительного пребывания в Минске, был вывезен в Вилейку, где меня

[лист 2 об.]

поместили вблизи политической полиции, на положении арестованного и заставили ежедневно являться в политическую полицию для регистрации. Находясь при таких безвыходных условиях, я вынужден был идти на уступки и постепенно соглашаться с некоторыми требованиями Немецких Властей.

1. Во первых, пришлось переселиться в Минск - в этот кипящий котел, полный всяких интриг, предательств и насилий.

2. В Минске поминание за богослужениями Местоблюстителя Митрополита Сергия вызвало сильное раздражение Немецких Властей и [вписано над строкой: их прислужников, а также] неудовольствие шовинистично настроенных личностей, вследствие чего пришлось прекратить это поминание.

3. Памятуя Указ Святейшего Патриарха Тихона7, подтвержденный его Заместителем Архиепископом Агафангелом, относительно устройства Церковного Управления в случае невозможности иметь общение с Патриархией, я вынужден был согласиться на временное образование Белорусской митрополии, как самостоятельной Церковной Единицы, заключающей в себе несколько Белорусских Епархий, на которые были хиротонисованы во Епископов: филофей Нарко и Афанасий Мартос8, окончившие в Варшаве богословские факультеты, Стефан Севбо9 и Павел Мелетьев10, окончившие семинарии и Григорий Боришкевич11, окончивший Казанскую Духовную Академию. Вместе со мной и моим Викарием Венедиктом Бобковским они составили в Белоруссии Иерархию из 7 лиц. Впоследствии к этому числу присоединился еще из Украинского Епископата Иоанн Лавриненко. Все вышеупомянутые Епископы при отступлении немецких войск были эвакуированы по распоряжению немецких властей в Германию.

Когда я находился еще в Лядах, в Минске состоялось собрание

[лист 3]

из трех Епископов случайных духовных лиц и мирян, при чем я вынужден был согласиться, чтобы председательствовал на этом собрании Управлявший церковными делами филофей Нарко. Хотя Ляды находятся всего лишь в 50 километрах от Минска, но, вследствие, создаваемых властями, затруднений в сообщении со мной, я был в совершенной неизвестности о том, что происходило на этом церковном собрании и только впоследствии узнал, что, не смотря на настойчевые требования Немецких властей о провозглашении автокефалии, она все-таки не была объявлена, но было постановлено, предварительно, обратиться к главам автокефальных церквей и, конечно, к Матери Церкви о признании этой автокефалии. Тем не менее Немецкие власти, белорусские шовинисты, бывшие на услугах Немецких властей и в особенности полу-польская пресса, именующая себя белорусской, упорно называли Православную Церковь в Белоруссии автокефальной и национальной, какою она не была объявлена ни Церковным Управлением, ни мною. И не смотря на все настойчивые требования немецких властей о перемене печати по указанному образцу, я все время сохранял свой первоначальный штамп и прежнюю печать, в коих Православная Церковь в Белоруссии не именовалась ни автокефальною, ни национальною. Таковы события, которые пришлось пережить во время окупации немцами Белорусии. Но ужаснее всего были отовсюду поступавшие сведения о террористических действиях [над строкой вписано: и жестокостях] окупантов по отношению к населению. Были даже случаи сожения целых селений с детьми, [вычеркнуто: и] женщинами и церквами. Все это свидетельствовало о массовой оторванности людей от христианства.

[конец листа и текста.]

Примечания к Автобиографии митр. Пантелеймона

1. Митрополит Серафим (Ляде/Lade) 1883-1950. Родился в Германии, г. Лейпциг, где есть русский храм. 1904 переход в русском храме г. Дрездена из протестантизма в православие. Учился в Санкт-Петербургской Духовной семинарии. Диакон (1907). Священник (1912). Московская Духовная академия (1912-1916). Кандидат богословия. Служил на приходах в Волынской и Харьковской епархиях. Преподавал в Харьковской Духовной Семинарии (1916-1919). Полковой священник в Белой армии (1919-1920). После кончины жены принял монашеский постриг. Епископ Змиевский — 1927. В 1930 г. вернулся в Германию. Принят в состав Русской Православной Церкви Заграницей (РПЦЗ), 1930 сперва обусловлено с титулом епископа Тегельского, потом Потсдамского, а после проверки принят Архиерейским Собором 1931 года как викарный епископ Западно-Европейской епархии с титулом Венского. 1938 - епископ Берлинский и Германский, архиепископ 1939. Примирительно общался с другими православными церковными образованиями (1939-1945), как митрополит с 1942 возглавляя СреднеЕвропейский митрополичий округ РПЦЗ. Скончался в Мюнхене. Останки перенесены на русское кладбище в Висбадене. (См. Г. Зайде. Правда и ложь. К 40-летию кончины митрополита Серафима (Ляде), Вестник № 6/1990, с. 19-25.)

2. Архиепископ Венедикт (Бобковский) - 1876-1951. 1905 рукоположен во священника, 1914 священник в Новогрудке, где пребывает до 1937. После кончины жены в 1937 году принимает монашество и возводится вскоре в архимандрита Жировицкого монастыря, где пребывает до 1941 года. 30.03.1941 рукоположен во епископа Брестского, в 1942 году - архиепископ Гродненский и Белостокский. Входит в контакт с Русской Зарубежной Церковью и участвует в Венской епископской Конференции 1943 г. Эвакуирован в Германию в 1944 году. С 1946 года член Архиерейского собора РПЦЗ и заместитель председателя, митрополита Анастасия (Грибановского). После кончины митрополита Серафима (Ляде), главы Германской епархии, в 1950 году возглавляет один год Германскую епархию. Скончался в Мюнхене в 1951 г. См. Вестник Германской Епархии № 5, 2001.

3. Wincenty Godlewski - католический священник, националист. См. Tadeusz Piotrowski, Poland’s Holocaust: Ethnic Strife, Collaboration With Occupying Forces and Genocide in the Second Republic, 19181947, Jefferson 1998, p. 148-157. А также: Э.С. ЯРМУСИК. КАТОЛИЧЕСКИЙ КОСТЕЛ В БЕЛАРУСИ В ГОДЫ ВТОРОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ (1939-1945). Монография. Гродно 2002. Особенно: Глава 5, КАТОЛИЧЕСКИЙ КОСТЕЛ В ОКРУГЕ БЕЛОРУТЕНИЯ. Религия и церковь в планах белорусских национальных деятелей, c. 107-127.

4. Проф. Ивановский - см. выше: глава 5 в книге Э. Ярмусика, Католический Костел...

5. Островский Радослав Казимирович (18871976). Выступал в прессе за белорусскую независимость с 1917 года. Делегат Первого всебелорусского съезда. Участник Слуцкого восстания (1920). В 1921 году переехал в Вильну. 1934 депутат Сейма Польши. С начала немецкой оккупации начальник управы Минского округа. С момента основания Белорусской Центральной Рады в декабре 1943 года - президент Рады. Эмигрировал в Германию. С 1956 жил в США.

6. Архиепископ Филофей (Нарко) - 1905-1986. Принял монашество (1928). Иеромонах (1928). Архимандрит (1934). Магистр богословия (1937). Собором епископов Белорусской Автономной Православной Церкви (БАПЦ) хиротонисан во епископа Слуцкого (1941). Архиепископ Могилевский и Мстиславский (1942). Управлял Белорусской митрополией. В 1944 г. эвакуировался в Германию, где вместе с другими иерархами БАПЦ принят в Архиерейский Собор РПЦЗ. Управлял Гессенским викариатством Германской епархии. Архиепископ Берлинский и Германский (1971). Был с 1982 г. на покое в Гамбурге, где и скончался.

7. Митрополит Пантелеимон имеет в виду Постановление № 362 от 7/20 ноября 1920 года. Архиепископ Агафангел возведен в сан митрополита в 1917 году и был уже митрополитом, когда при появлении «обновленцев» и их попытке захватить власть в Церкви по смыслу сослался 5/18 июня 1922 года на данное Постановление, без упоминания номера и даты. Значение и смысл этого свободного волеизъявления высшей церковной власти в России воинственно оспаривались во времена гонений на Русскую Церковь. Высказывание митр. Пантелеимона отображает неуверенность в этом вопросе. На самом деле Указ № 362 (как его кратко именуют) имел огромное значение для истории Русской Церкви. Он был издан не только Патриархом, но объединенным присутствием всех трех высших инстанций Русской Церкви - Патриархом, Синодом и Высшим Церковным Советом на случай экстремальных условий. В 1922-1923 гг. во время ареста и заключения св. патриарха Тихона вся Русская Церковь (как в России, так и в Зарубежье) управлялась на основе данного Указа. Вместе с тем, Указ содержал и очень конкретную, далеко идущую перспективу развития Русской Церкви, независимо от эпохи гонений, поскольку он исторически коренится в решениях Всероссийского Поместного Собора от 7 сентября 1918 года. О роли Указа № 362 и его исторический перспективах см.: Прот. Николай Артемов, «Постановление № 362 от 7/20 ноября 1920 г. и закрытие зарубежного ВЦУ в мае 1922 г. Историческое и каноническое значение.» В книге: История Русской Православной Церкви в ХХ веке (1917-1933), Материалы конференции в г. Сэнтендре (Венгрия), 13-16 ноября 2001 г., Мюнхен 2002, С. 93-212. Протоиерей Николай Артемов (Мюнхен). «Поместный Собор 1917-1918 гг. как основа и источник Постановления № 362 от 7/20 ноября 1920 г.», в сборнике: 1917-й: Церковь и судьбы России. К 90-летию Поместного Собора и избрания Патриарха Тихона. Православный Свято-Тихоновский Гуманитарный Университет, материалы международной научной конференции, Москва 19-20 ноября 2007 г., Москва, Издательство ПСТГУ 2008, стр. 117-134.

8. Архиепископ Афанасий (Мартос) - 1904-1983. В 1927 г. принял монашество в Почаевской Лавре. Иеромонах (1930). Наместник Яблочинского монастыря, Польская Православная Церковь (1936). Архимандрит (1938). Хиротонисан во епископа в 1943 г. Эвакуировался в Германию в 1944. Присоединился к РПЦЗ в 1945. администратор Северо-Германского викариатства Германской епархии РПЦЗ. Викарный епископ в Австралии (1950-1955). Епископ (затем архиепископ) Буэнос-Айресский и Аргентинско-Парагвайский в 1956 г.

9. Архиепископ Стефан (Севбо) 1872-1965. В 1896 г. был рукоположен во священника, служил в Минской епархии. Протоиерей. Почти 30 лет служил благочинным в мест. Раково (Западная Белоруссия). Около 1913 г. овдовел. Боролся против автокефалии Польской Православной Церкви. В 1924 г. был арестован и до 1940 находился в заключении. После освобождения в 1940 г. присоединился к Автономной Белорусской Православной Церкви. В 1942 г. пострижен в монашество. После возведения в сан архимандрита в 1942 г. хиротонисан в Минске во епископа Смоленского и Брянского Белорусской Православной Церкви. В 1944 г. эвакуировался в Германию. В 1946 г. назначен архиепископом Венским и Австрийским в в юрисдикции Русской Православной Церкви Заграницей (РПЦЗ) и переехал в Австрию. Архиепископ Венский и Австрийский (1946). Проживал в г. Зальцбург (Австрия). Скончался 25 января 1965 г. в Зальцбурге, где и погребен.

10. Епископ Павел (Мелетьев) - 1880-1962. Монашеский постриг в Соловецком монастыре. Иеродиакон (1908). Иеромонах (1910). Миссионер. С 1920 г. повторно арестовывался советскими властями. 1925 освобожден и проповедовал в Москве, Калуге и Серпухове. В 1931 г. арестован, осужден на семь лет. В 1937 г. освобожден из лагеря. Скитался и летом 1941 г. оказался в Белоруссии. В 1943 г. хиротонисан во епископа Рославльского. Эвакуирован 1944. Летом 1946 перешел в Католическую Церковь. С 1948 в Бельгии. В 1962 был сбит насмерть автомобилем.

11. Архиепископ Григорий (Боришкевич) - 1889-1957. В 1916 г. рукоположен во священника. Эмиграция в Польше. В 1942 году Архиепископ Гродненский Венедикт (Бобковский) предложил овдовевшего митрофорного протоиерея Георгия Боришкевича в качестве кандидата в епископы для автономной Белорусской Церкви. Принял постриг и был возведен в сан архимандрита. 11/24 октября 1943 г. во время Божественной литургии в Свято-Николаевском соборе Вены произошла хиротония архимандрита Григория (Боришкевича) во епископа Гомельско-Мозырского Белорусской Автономной Православной Церкви. Эвакуирован 1944 в Германию. Присоединился к РПЦЗ. Епископ Бабергский, викарий Берлинско-Германской Епархии (1946), Монреальский и Восточно-Канадский (1947). Член Архиерейского Синода РПЦЗ (1950). Архиепископ (1952). Архиепископ Чикагский и Кливлендский (1954), Чикагско-Детройтский и Среднего Запада (1957).

Вестник Германской епархии РПЦЗ. 2012. № 5.

Поделиться:  


в разработке

Документы общеправославного значения

Современные межправославные отношения

Древлеправославная Церковь Христова Белокриницкой иерархии

Русская Православная Старообрядческая Церковь в Румынии

Русская Древлеправославная Церковь

Расколы и разделения в Русской Православной Церкви XX-XXI ст.

Украинские церковные расколы

Русская Православная Церковь Заграницей и греческий старостильный раскол

Расколы в Румынской Православной Церкви

Расколы на территории Западной и Центральной Европы

Episcopi vagantes

Внутрицерковное сектантство и околоцерковная мифология