Расколоведение: восстановленная учебная дисциплина

 Введение учебной дисциплины «Расколоведение» в программы духовных академий и семинарий Православной Российской Церкви, произошедшее в середине XIX столетия, было обусловлено соображениями как теоретического, так и практического характера. С одной стороны, по мысли профессора Н.Н. Глубоковского, к этому времени стало очевидно, что «совершенно самостоятельную отрасль русского церковно-исторического знания образует история русского раскола»[1]. Иными словами, выделение самостоятельной расколоведческой специализации стало закономерным следствием развития церковной науки. С другой стороны, научная разработка и преподавание расколоведения диктовалось настоятельной практической потребностью в изучении будущими православными священнослужителями феномена русского старообрядчества. Церковное священноначалие вполне справедливо рассматривало введение предмета «Расколоведение» в качестве эффективного средства на пути к преодолению негативных последствий отделения от канонической Церкви противников богослужебных реформ Патриарха Никона.



 В силу сложившихся исторических обстоятельств становление расколоведения проходило в несколько этапов. Впервые вопрос необходимости научной специализации в изучении проблематики церковных расколов был поставлен в начале 1850-х гг. Духовно-учебным управлением при Святейшем Правительствующем Синоде. В 1853 г. было принято решение об открытии при Московской и Санкт-Петербургской духовных академиях миссионерских отделений и профессорских кафедр по расколоведению (также известному, как «История и обличение старообрядческого раскола», «История и критика русского раскола», «История и обличение русского раскола»). Учреждение миссионерского отделения и кафедры расколоведения при Казанской Духовной академии произошло в 1854 г. Одновременно с этим Казанская академия приступила к изданию церковного журнала «Православный собеседник», преимущественно ориентированного на расколоведческую и сектоведческую проблематику. Помимо духовных академий, преподавание расколоведения в это время вводилось также и на миссионерских отделениях некоторых духовных семинарий. Последовательными сторонниками выделения расколоведения в самостоятельное научно-педагогическое направление были святитель митрополит Московский Филарет (Дроздов), митрополит Санкт-Петербургский Григорий (Постников), митрополит Московский Макарий (Булгаков), профессор-протоиерей Александр Васильевич Горский[2].

 Дальнейшее реформирование системы духовного образования Православной Российской Церкви привело к принятию в 1869 г. нового Академического Устава, предполагавшего обязательное изучение «Истории и обличения русского раскола» на церковно-исторических отделениях духовных академий. В это время учебная программа расколоведения включала в себя обширный цикл лекций, позволявший будущим пастырям не только подробно изучить историческое развитие старообрядчества, но и получить подготовку к последующему ведению конструктивного диалога с последователями раскола. Реформа 1869 г. способствовала быстрому становлению расколоведения как самостоятельной отрасти церковно-исторического знания. Несмотря на это, спустя всего полтора десятилетия был принят новый Академический Устав (1884 г.), отменивший распределение учебных дисциплин по специализациям. В итоге проведенной реформы «История и обличение русского раскола» была признана необязательной учебной дисциплиной и отнесена к числу предметов, избираемых по желанию студентов. Наметившийся в это же время стремительный рост старообрядческого раскола побудил Святейший Синод уже в 1888 г. издать распоряжение о восстановлении кафедр расколоведения в двенадцати духовных семинария[3].

 Коренные изменения, внесенные реформой 1884 г., не могли не оказать своего негативного воздействия на общее состояние русской церковной науки и духовного образования. По прошествии четверти столетия для всех стала очевидной потребность в реорганизации учебных планов духовных школ. Академический Устав 1910–1911 гг. ставил задачи преобразования духовного образования по университетскому образцу, что предполагало распределение учебных дисциплин в группы по принципу научной специализации. В результате этой реформы «История и критика раскола» получила статус общеобязательной дисциплины в рамках церковно-исторической специализации[4].

 Дореволюционные исследования по расколоведению имели своей первоочередной задачей раскрытие причин возникновения русского старообрядчества, систематическое изложение его последующего исторического развития (ситуационный подход), а также, в большинстве случаев, апологию богослужебных реформ XVII столетия и полемику с идеологией раскола. Именно эти цели преследовали в своих сочинениях авторитетные специалисты в области расколоведенияXIX – начала ХХ вв. митрополит Московский и Коломенский Макарий (Булгаков)[5], митрополит Санкт-Петербургский и Новгородский Григорий (Постников)[6], архиепископ Воронежский и Задонский Игнатий[7], Е.Е. Голубинский[8], И.Ф. Нильский[9], А.П. Щапов[10], Н.И. Ивановский[11], Н.И. Субботин[12], В.В. Андреев[13], А.А. Дмитриевский[14], И.М. Громогласов[15], П.С. Смирнов[16], К.Н. Николаев[17], К.А. Попов[18], Н. Попов[19], Е.В. Барсов[20], В.З. Белоликов[21], И.Х. Стрельбицкий[22], М. Лонгинов[23], А.С. Пругавин[24], Д.И. Сапожников[25], В. Огнев[26] и др. Таким образом, научный интерес русского дореволюционного расколоведения был локализован на проблеме старообрядческого раскола, вследствие чего исследователи не ставили перед собой задачу систематизации знаний о расколах во всеправославном масштабе. Для научного расколоведения рассматриваемого периода было свойственно полное отсутствие попыток построения классификационных схем и определения типологии церковных расколов, возникавших в Православной Церкви на всем протяжении ее исторического существования. Последнее обстоятельство обусловило крайне недостаточную разработку теоретических основрасколоведения к началу ХХ века.

 Октябрьский переворот 1917 года и последовавшее за ним установление политической власти большевиков привели к полному разгрому системы православного духовного образования. Изменение общего курса советской религиозной политики, произошедшее в годы Второй мировой войны, имело следствием начало восстановления духовных школ Русской Православной Церкви. Эти процессы не обошли стороной и традиционный курс расколоведения. Так, в 1940–1950-е гг. учебная программа Московских духовных школ предполагала изучение «Расколоведения» в рамках семинарии и «Историю и разбор русского раскола» в рамках академии[27]. Восстановление расколоведения могло иметь своим следствием не только продолжение научного изучения старообрядчества, но и естественное развитие науки, разработку теоретических вопросов, а также включение в поле научного интереса истории церковных расколов и разделений новейшего периода. Однако этого не произошло. Спустя непродолжительное время расколоведение было объединено с сектоведением (наименование учебной дисциплины: «Сектоведение и расколоведение»), а затем и вовсе исчезло из программ духовных школ. На протяжении нескольких последующих десятилетий церковные расколы и разделения подвергалась поверхностному рассмотрению в рамках некоторых церковно-исторических дисциплин («История Русской Православной Церкви», «История Поместных Православных Церквей» и др.) или не изучались вовсе. Фактическое исчезновение расколоведения, произошедшее в середине ХХ столетия, повлекло за собой снижение исследовательского интереса к расколоведческой проблематике и, в конечном итоге, обусловило малую научную разработанность этой отрасли церковно-исторического знания к началу ХХI столетия.

 Для современной Русской Православной Церкви научное развитие и преподавание учебной дисциплины «Расколоведение» представляется не менее актуальным, чем это было столетие назад. Крайне важно отметить, что противоречивый ХХ век породил небывалое количество новых церковных расколов в большинстве Поместных Православных Церквей. К настоящему времени получили развитие десятки раскольнических религиозных организаций, история возникновения и современное состояние которых по-прежнему остаются малоизвестными для студентов духовных учебных заведений. Плохая осведомленность православных священнослужителей в проблематике церковных разделений существенно затрудняет их пастырское служение. Согласно учению Спасителя, подлинное христианское пастырство предполагает не только духовное руководство словесных овец, но также и настойчивые поиски тех из них, которые могли потеряться в пустыне (Мф. 18. 12; Лк. 4-7). В контексте евангельского повествования под заблудшими овцами вполне возможно подразумевать и раскольников, отделившихся от «единого стада» кафолической Церкви.

 В 2011/2012 уч.г. учебная дисциплина «Расколоведение» была введена в учебные планы Минской духовной академии. Вне всякого сомнения, изучение современных церковных расколов позволит будущим пастырям более глубоко осознать упование Церкви, ежедневно возносящей к Престолу Всевышнего молитвенное воздыхание «о мире всего мира… и соединении всех».

  • [1]Глубоковский Н.Н. Русская богословская наука в ее историческом развитии и новейшем состоянии. – М.: Изд. Свято-Владимирского Братства, 2002. – С. 88; Смолич И.К. История Русской Церкви. 1917-1997. – Ч.2. – М.: Изд. Спасо-Преображенского Валаамского монастыря, 1997. – С. 161.
  • [2]Глубоковский Н.Н. Указ. соч. – С. 89; Добромыслов В.П.Макарий Булгаков, митрополит Московский как расколовед. В 2-х ч. – Рязань, 1900; Кузоро К.А. Преподавание истории и обличения церковного раскола на миссионерских отделениях духовных академий и семинарий второй половины XIX – начала XX вв.: по архивным данным / Макарьевские чтения: материалы восьмой международной конференции (21-23 ноября 2009 года) / Отв. ред. В.Г. Бабин. – Горно-Алтайск: ГАГУ, 2009. – С. 43-48; Синицына Н.В. К истории раскола последней трети XVII в. (Соловецкое и Московское восстания) / Макарий (Булгаков), митрополит. История Русской Церкви. Кн.7. – М.: Изд. Спасо-Преображенского Валаамского монастыря, 1997. – С. 501.
  • [3] Определение Святейшего Синода № 1127 от 25 мая – 14 июня 1888 г. об открытии самостоятельных кафедр по истории и обличению русского раскола и сектантства в 12 духовных семинариях // Церковные ведомости. – 1888. - № 26. – С. 163; Синицына Н.В.Указ. соч. – С. 501; Смолич И.К. Указ. соч. Ч.1. – С. 461, 467-468.
  • [4]Кузоро К.А . Исследование старообрядчества в духовных академиях второй половины ХIХ – начала ХХ вв. / Макарьевские чтения: материалы шестой международной конференции (21-23 ноября 2007 года) / Ред. В.Г. Бабин. – Горно-Алтайск: РИО ГАГУ, 2007. – С. 164-172; Смолич И.К. Указ. соч. Ч.1. – С. 485-486.
  • [5]Макарий (Булгаков), митрополит. История русского раскола, известного под именем старообрядства. – Изд. 1-е: СПб., 1855; Изд. 2-е: СПб., 1858; Изд. 3-е: СПб., 1889.
  • [6]Григорий (Постников), митрополит. Истинно-древняя и истинно-православная христианская церковь Христова: изложение в отношении к глаголемому старообрядчеству. В 2-х ч. – СПб., 1856; Ч.1. – 363 с.; Ч.2. – 345с.
  • [7]Игнатий, архиепископ Воронежский и Задонский. История о расколах в Церкви Российской. – СПб., 1849. – 355 с.
  • [8]Голубинский Е.Е. К нашей полемике со старообрядцами. – М., 1905. – 260 с.
  • [9]Нильский И.Ф. Об антихристе против раскольников. – СПб., 1859; Нильский И.Ф. Семейная жизнь в русском расколе. Исторический очерк раскольнического учения о браке. Выпуск первый (от начала раскола до царствования императора Николая I). – СПб., 1869.; Нильский И.Ф.Семейная жизнь в русском расколе. Исторический очерк раскольнического учения о браке. Выпуск второй (царствование императора Николая I. – СПб., 1869; Нильский И.Ф. Семейная жизнь в русском расколе в настоящее царствование (отношение к вопросу о браке заграничных раскольников – беспоповцев). – СПб., 1871.
  • [10]Щапов А.П. Русский раскол старообрядства, рассматриваемый в связи с внутренним состоянием Русской Церкви и гражданственности в XVII веке и в первой половине XVIII. – Казань, 1859. – 547 с.; Щапов А.П. Земство и раскол. В 3-х томах. – СПб., 1862.
  • [11]Ивановский Н.И. Два чтения по старообрядческому расколу. – СПб., 1892. – 73 с.; Ивановский Н.И.Руководство по истории и обличению старообрядческого раскола. – Казань, 1905. – 279 с.; Ивановский Н.И.Критический разбор учения неприемлющих священства старообрядцев о церкви и таинствах. – Казань, 1883 и др.
  • [12]Субботин Н.И. Дело патриарха Никона. – М., 1862; Субботин Н.И.Раскол как орудие враждебных России партий. – М., 1867; Субботин Н.И.Новый раскол в расколе. – М., 1867; Субботин Н.И.Происхождение ныне существующей у старообрядцев так называемой Австрийской или Белокриницкой иерархии. – М., 1874; Субботин Н.И. О причинах и последствиях первоначального отделения старообрядцев от православной церкви.- М., 1874; Субботин Н.И.О сущности и значении раскола. – СПб., 1881; Субботин Н.И.История белокриницкой иерархии.- В 2-х т.- М., 1874 (1897); Субботин Н.И.Мысли и заметки по вопросам о расколе. – М., 1901. и др.
  • [13]Андреев В.В. Раскол и его значение в народной русской истории. Исторический очерк. – СПб., 1870. – 416 с.
  • [14]Дмитриевский А.А. Исправление книг при патриархе Никоне и последующих патриархах / Под ред. В.В. Калугина. – М.: Языки славянской культуры, 2004. – 160 с.
  • [15]Громогласов И.М. К вопросу о раскольнической Белокриницкой иерархии с канонической точки зрения // Богословский вестник. – 1895. – Т.4. – № 10. – С. 40-74.
  • [16]Смирнов П.С. Внутренние вопросы в расколе в XVII веке: Исследование из начальной истории раскола по вновь открытым памятникам, изданным и рукописным – СПб., 1898. – 504 с.; Смирнов П.С.Из истории раскола первой половины ХУІІІ в. – СПб., 1908. – 233 с.; Смирнов П.С. Из лекций по обличению русского раскола, 1903-1904. – СПб., 1904. – 166 с.; Смирнов П.С. Из истории раскола первой половины XVIII века: По неизданным памятникам. – СПб., 1908. – IV, 233 с.; Смирнов П.С. История русского раскола старообрядчества. – Изд. 1-е: Рязань, 1893. – 275 с.; Изд. 2-е: СПб., 1895. – 275, 4, IV с.; Смирнов П.С.Лекции по истории и обличению русского раскола: Читано проф. П.С. Смирновым студентам IV-гo курса Петроградской Духовной Академии в 1915—1916 учеб. году. – Петроград, 1916. – 192с. и др.
  • [17]Николаев К.Н. Очерк истории поповщины с 1846 г. – М., 1865. – 137 с.
  • [18]Попов К.А. Раскол и его путеводители. – М, 1901. – 629 с.; Попов К.А. В мире старообрядцев беспоповской секты. – М., 1902. – 22 с.
  • [19]Попов И.И. Сборник из истории старообрядчества. – М., 1864. – 162 с.; Сборник для истории старообрядчества, издаваемый И. Поповым. – М., 1864. – 317 с.
  • [20]Барсов Е.В. Новые материалы для истории старообрядчества ХУІІ – ХУІІІ вв. – М., 1890. – 243 с.
  • [21]Белоликов В.З. Историко-критический обзор существующих мнений о происхождении, сущности и значении русского раскола старообрядчества. – Киев, 1913. – 49 с.
  • [22]Стрельбицкий И.Х. История русского раскола известного под именем старообрядчества. – Одесса, 1889. – 238 с.
  • [23]Лонгинов М. Русское старообрядчество. – Казань, 1859. – 281 с.
  • [24]Пругавин А.С. Старообрядчество во второй половине ХІХ в. Очерки из новейшей истории раскола. – М., 1904. – 208 с.; Пругавин А.С. Раскол-сектанство. Материалы для изучения религиозно-бытовых движений русского народа собранные А.С. Пругавиным. Библиография старообрядчества и его развития. – Вып. 1. – М., 1887 – 523 с.
  • [25]Сапожников Д.И. Самосожжение в русском расколе (со второй половины ХУІІ в. до конца ХУІІІ в.): Исторический очерк по архивным документам. – М., 1891. – 179 с.
  • [26]Огнев В. Несколько слов о происхождении раскола в Русской Церкви // Православное обозрение. – 1861. – № 11. – С. 316–337.
  • [27]Трофимчук М.Х. Академия у Троицы. Воспоминания о Московских духовных школах. – Свято-Троицкая Сергиева Лавра, 2005. – С. 98, 143.

 Богослов.RU

Поделиться:  


в разработке
Купить женский горнолыжный костюм богнер Женские костюмы, сноубордические куртки и штаны bognermsk.ru

Расколоведение в Минской духовной академии

Гостиницы кемерово Отдых без посредников. На сайте есть описание Гостиниц, цены, фото и отзывы avionhotel.ru