Самарских отшельников ищут в глухой тайге

Бывший священник из Похвистнева увел за собой в Сибирь тридцать человек. «Репортер» встретился с девушкой, которой удалось вырваться из секты

 На днях Управление МЧС Республики Тыва сообщило, что спасатели начали поиски группы самарских отшельников, пропавших в труднодоступной горно-таежной местности рядом с границей России и Монголии. В 2006 году паломники, среди которых были и дети, под предводительством бывшего настоятеля одного из храмов в Похвистнево архимандрита Константина (в миру Александра Кузьмича Воробьева) отправились в тайгу, чтобы заниматься натуральным хозяйством и спасать свои души. 

 Провалы в памяти

 Среди отшельников была и самарчанка Елена Тельных, которой на тот момент было 24 года. Девушка бросила друзей, жениха из Швеции и диссертацию, продала квартиру. Через полтора года Елена чудом вырвалась из секты и все это время помогает спасать членов общины, скитающихся по медвежьим углам.

- Эта история началась четыре года назад, - рассказывает Елена. - Когда я училась в аспирантуре Самарского государственного педагогического университета (сейчас Поволжская государственная социально-гуманитарная академия. - Прим. «Репортера»), судьба свела меня с архимандритом Константином (благочинным Похвистневского района). Моя тетя Татьяна Лобанова, которая работала при храме, где отец Константин был настоятелем, предложила мне преподавать основы православной культуры в местных школах. Через некоторое время отец Константин стал моим духовным наставником, я исповедовалась ему. Однажды он предложил мне отправиться вместе с ним жить в Сибирь. «Если поедешь со мной - спасешься, - говорил он. - Если нет - погибнешь!». Позже я узнала, что он и тете предложил поехать с другими паломниками в столицу Тывы, город Кызыл. Я тоже согласилась. И с этого момента я была как в тумане. Видимо, настоятель меня загипнотизировал. Только через 10 дней, когда мы уже в автобусе ехали в Кызыл, у меня прояснилась память. 

 Старцы последних времен

 Когда Елена твердо решила ехать за архимандритом в Сибирь, она позвонила маме в Самару и соврала, что остается в Похвистнево и принимает монашеский постриг. Однако Екатерина Тельных почувствовала неладное и поехала к дочери.

- Отговаривать ее ехать в тайгу было бессмысленно, - вспоминает Екатерина. - Я уже не была таким авторитетом для нее, как раньше. Поняла, что могу потерять мою девочку, и решила разделить с ней судьбу. Архимандрит Константин благословил меня на эту поездку. По его совету мы продали квартиру в центре Самары и поехали в Тыву.

 В группе паломников было 24 человека (дважды по 12, по числу апостолов) из Самары, Похвистнева, Отрадного и Республики Башкирии. В интерпретации их предводителя, это были «24 старца последних времен», которые могли спастись в этом грешном мире. Архимандрит подчеркивал святость этого числа, ссылаясь на Евангелие, и внушал людям, что они избранные.

 В Сибирь поехали, в основном, пожилые и инвалиды. Отец Константин собирался создать общину и построить церковь в местечке Додот в Таджинском районе Тывы. 

 Мастер гипноза 

 По словам Елены, выглядел отец Константин вполне благочестивым священником, и люди ему безоглядно верили.

 - Правда, я слышала от прихожан, что он общался с псевдоцелителем Григорием Грабовым - тем самым, что обещал воскресить бесланских детей, погибших при захвате школы террористами. Но мы тогда считали, что это злые люди клевещут на отца Константина.

 Архимандрит рассказывал, что еще до учебы в семинарии закончил курсы психологов. Проведя в тайге некоторое время, Елена поняла, что отец Константин владеет техниками гипноза и НЛП (нейролингвистического программирования. - Прим. «Репортера») и способен вводить людей в состояние гипнотического транса.

 - У него глубокие карие глаза, которые пронизывают тебя насквозь, - признается Елена. - Он - тонкий психолог. Если ты во время разговора отводишь взгляд, то он наклоняется, смотрит на тебя снизу вверх и выдает какую-нибудь шутку - проверяет реакцию и снова приковывает к себе твое внимание. 

 «Мы ели баланду, а батюшка - деликатесы»

 Из Кызыла паломники добрались до Нижней базы Додот у одноименной реки (рыболовная база, заброшенная после развала СССР. - Прим. «Репортера»). С тех времен там осталась одна избушка, к которой отшельники сделали глиняный пристрой.

 Питались паломники очень плохо. За полтора года Елена похудела на 10 кило.

 - Основным нашим блюдом была баланда из крупы, - вспоминает Тельных. - Иногда в нее добавлялась рыба. В 30-литровый котел бросали две маленькие кружки крупы. Когда мы только приехали, у нас было трехразовое питание. Потом перешли на завтрак и ужин. У многих послушников от голода стали опухать ноги. Когда закончился хлеб, мы делали суррогат из круп. Одну монахиню «осенило», что можно есть требуху - рыбьи кишки, которыми до этого кормили домашних животных. Вскоре перестали кормить и собак с кошками. Животные стали есть наши фекалии. А у отца Константина была отдельная кухня, и собственная кухарка, матушка Иллария, готовила ему за шторкой пельмени, котлеты из рыбы. Специально для батюшки у кухарки были припасены консервы, оливки, зеленый горошек.

 Членам общины нельзя было оставаться наедине с собой, они обязаны были постоянно работать и молиться. Спали три часа в сутки. Существовали запреты на общение с внешним миром. Нельзя было входить в контакт с охотниками и писать письма. Но паломники все равно писали письма, в которых рассказывали близким обо всех ужасах проживания в общине.

- Настоятель контролировал каждое наше действие. Его слово было законом, а усомнившиеся считались предателями. «Врагов будем проклинать», - говорил отец Константин.

 Первые сомнения

 У каждого члена общины было свое послушание (занятие). День Елены начинался с того, что она топила печь, носила воду. По благословению архимандрита Лена писала книгу о том, как нужно спастись в «последние времена». Вечерами послушники собирались возле предводителя.

 - Мы слушали рассказы о его жизни, - продолжает Елена. - Например, о том, как до армии настоятель работал в цирке. Мы узнали, что однажды в Охотском море его спасла русалка. Я в это не поверила и в первый раз тогда усомнилась в нем.

 Девушка стала понимать, что архимандрит нарушает многие каноны русской православной церкви, что он - раскольник. Сейчас Елена считает, что она оказалась в тоталитарной секте.

 «Репортер» позвонил в храм, где служил в свое время архимандрит Константин, и поговорил с отцом Димитрием. Тот сообщил, что Константин находится «под запретом».

 - Около четырех лет назад он был лишен права служения за многократные нарушения устава, - сказал отец Димитрий. 

 Смерть в болоте

 По словам Елены, в общине при разных обстоятельствах скончались пять человек. Первой в ноябре 2006 года погибла 18-летняя Наталья Пузанова. Незадолго до поездки в Сибирь девушка сбежала из психлечебницы. В тайге Наталья по состоянию здоровья не могла много работать, она часто теряла сознание. За это ее наказывали: сажали на хлеб и воду. Отец Константин разрешил членам общины бить ее за любые провинности. В итоге девушка сбежала и утонула в болоте.

 65-летняя пенсионерка Екатерина Лапшина умерла от воспаления легких через год после смерти Наташи. По словам Елены, ее еще можно было спасти, вывезя из тайги вертолетом с туристами.

 После этого отец Константин решил сменить место дислокации и отправиться в горные районы в верховье Енисея. Идти предстояло по закрытым перевалам. Елена поняла, что настоятель ведет их всех к гибели. 

 Побег

 Время от времени Лена ездила в Енисейск, Иркутск и другие близлежащие населенные пункты за продуктами. На лыжах или снегоходах, которые давали охотники. Чаще на вертолете, который заказывали «духовные чада» отца Константина, оставшиеся в Самарской области. Во время одной из таких поездок она обратилась за советом к иркутскому старцу Калиннику. Тот прямо назвал общину сектой. Тогда девушка поняла, что надо бежать.

 Во время одного из переходов в горы Лена получила серьезную травму.

 - Я повредила первый и второй шейные позвонки, - рассказывает Елена. - Потом врачи говорили, что я должна была умереть. В тот момент именно этого я и хотела. Осознала, что все бросила непонятно ради чего и что мне некуда вернуться. Я молилась, чтобы Господь меня забрал. Но в последний момент подумала, что люди нуждаются в моей помощи. Эта мысль меня и спасла.

 С помощью охотников и добрых людей Елена выбралась из тайги вместе с мамой. 

 Письма президенту

 Вернувшись в Самару, Елена обратилась в областную прокуратуру. Ее заявление направили в главный надзорный орган Республики Тыва. Но там состава уголовного дела не обнаружили. Сказали: в общине, по наши данным, все хорошо, все здоровы, никто возвращаться не хочет.

 После того, как Елена вырвалась из секты, она неоднократно возвращалась в тайгу за паломниками. В общей сложности девушка вывела из тайги 13 скитальцев (всего там жило в разное время 32 человека, полный список отшельников можно найти в электронной версии статьи на сайте «Репортера»). Сейчас в общине остаются шестеро, включая отца Константина.

- У меня есть цель: спасти этих людей, - говорит Елена. - Вместе с родными оставшихся в тайге членов общины мы написали десять писем на сайт президента России. В ближайшее время я собираюсь поехать в тайгу и вырвать людей из лап архимандрита. Главное - чтобы не было поздно.

 Спасательная операция

 13 октября в Кызыле был сформирован оперативный штаб по спасению паломников. В район озера Белин-Холь, где предположительно должны находиться отшельники, отправился вертолет МЧС. Спасатели высадились на берегу. Но ни людей, ни их следов не обнаружили. Затем вертолет долетел до границы с Бурятией вдоль русла реки Белин - безрезультатно.

 «Репортер» связался с начальником группы информации Центрального управления поисковой службы Республики Тыва Снежаной Шойзот. Она сообщила, что поводом для начала поисковой операции послужило письмо, поступившее на имя руководителя МЧС России от Веры Арнаутовой, жительницы Похвистнево и прихожанки храма, настоятелем в котором был отец Константин. В своем послании женщина просила Сергея Шойгу оказать помощь группе паломников из Самарской области. Арнаутова уточнила, что в там есть инвалид-колясочник - монахиня Серафима. У паломников нет теплой одежды и продуктов. Среди скитальцев находится родственник Арнаутовой.

 19 октября Елене Тельных позвонили из Тывинской МЧС и в очередной раз пытались выяснить предполагаемое месторасположение группы. Девушка дала им контакты последнего из сбежавших из общины - монаха Василия. В ближайшее время к нему должен придти представитель МЧС, чтобы по карте уточнить местоположение оставшихся монахов. По сведениям спасателей, последний раз отшельников видели в Каа-Хемском районе.

 «Мы домой не хотим, потому что здесь рай»

 Снежана Шейзот сообщила «Репортеру», что чрезвычайным службам Тывы давно известно о самарских паломниках. Два года назад спасатели на вертолете навещали их. Более подробно о встрече со скитальцами нам рассказала участник той экспедиции - главврач Центра медицины катастроф Тывы Динара Ховалыг.

- В феврале 2008 года я вылетала к паломникам в составе комиссии вместе с представителями прокуратуры и следственного комитета, - вспоминает Ховалыг. - Родственники паломников обратились тогда к президенту России и просили помочь в возвращении близких. Отшельники находились в местечке Додот. Когда мы туда прибыли, нашли две общины - всего около 30 человек.

 По словам Динары, лагеря паломников располагались отдельно, примерно в 100 км друг от друга. В каждом лагере были женская половина и мужская.

 - Среди паломников был инвалид детства с ДЦП, колясочники, слепой старец. Больных людей было очень много. И дети маленькие там находились - в семье Курочкиных, например.

 Динара Ховалыг тогда предлагала увезти детей и инвалидов. Но те отказывались.

- Я поняла, что они боятся своего предводителя, - продолжает главврач ЦМК. - У меня было ощущение, что он на самом деле религиозный фанатик. Хотя и позиционирует себя как батюшка, ходит в черной одежде с крестом, с бородой.

 По словам Ховалыг, в лагерях паломников все было устроено, на первый взгляд, вполне прилично для аскетичного образа жизни. Люди жили в землянках. Одна из них была обустроена под церковь. Отшельники старались делать вид, что им вполне комфортно.

 - Но складывалось впечатление, что паломники немного не в себе. Говорили, что Всевышний их послал сюда, что здесь - рай. Против воли мы не могли их с собой забрать, ведь, согласно Конституции, гражданин РФ может жить где угодно. 

 Из дневника Елены Тельных

 «28.12.06, четверг. …Осталось полмешка муки и немного сухарей. Правда, есть крупы, но хлеб на исходе... Котенок съел рыбьи потроха для бульона на завтрак».

 «29.11.06, среда. Ведро требухи придало силы. Слава Богу! Но это было без благословения...».

 «30.11.06, четверг. С утра часть [общинников] не пили, не ели. Решили экономить силы по благословению батюшки. Работать с десяти до двенадцати и с двух до четырех. Один отдыхает».

 «2.01.07, вторник. …Сегодня, на послушаниях еле идя, мучаясь от слабости, падая в сугробы, думала о том, как выполнять обет - жития постнического. Только знание - иду на крест! - помогало идти за Христом. Но сил душевных преодолеть недомогание и чувства голода не было…»

 

 Список членов общины

 До сих пор остаются в тайге:

  • Воробьев Александр Кузьмич (архимандрит Константин) родился в Ульяновской области, жил в Кызыле, последние 20 лет в Похвистнево
  • Задкова Вера Мироновна (мон. Вера), Похвистнево
  • Киреева Елена Анатольевна (мон. Анастасия), Похвистнево
  • Латкина Елена Ивановна (мон. Васса), Похвистневский район
  • Лобанова Татьяна Юрьевна (мон. Нина), Самара
  • Садырдимова Рита Ваисовна (мон. Серафима), Похвистнево

     Умерли в общине
  • Беспалов Виктор Андреевич (иерей Виктор), Самара
  • Боровка Наталья Алексеевна (мон. Мариамна), Башкирия
  • Лапшина Екатерина Андреевна, Похвистнево
  • Никитин Григорий Григорьевич (мон. Гавриил), Похвистнево
  • Пузанова Наталия, Похвистнево

     Выбрались из секты
  • Абросимова Анастасия Александровна (мон. Феодора), Похвистнево
  • Гомолова Нина Сергеевна (мон. Иллария), Похвистнево
  • Горбунов Александр, Тольятти
  • Гусейнова Раиса Максимовна (мон. Авраамия), Самара
  • Карпаев Михаил Афанасьевич, Похвистнево
  • Кремовская Валентина Ивановна (мон. Елизавета), Похвистнево
  • Курочкин Артем Вячеславович, Отрадный
  • Курочкин Вячеслав Евгеньевич, Отрадный
  • Курочкин Ярослав Вячеславович, Отрадный
  • Курочкина Елена Вячеславовна, Отрадный
  • Курочкина Лариса Александровна, Отрадный
  • Курочкина Татьяна Вячеславовна, Отрадный
  • Курочкина Ульяна Вячеславовна, Отрадный
  • Талькова Мария Яковлевна (мон. Анна), Похвистнево
  • Тельных Екатерина Юрьевна, Самара
  • Тельных Елена Олеговна, Самара
  • Ульянов Иван Петрович (мон. Василий), Похвистнево
  • Хомин Владимир Сергеевич (мон. Михаил), Похвистнево
  • Шкарупин Сергей Алексеевич (мон. Аввакум), Похвистнево
  • Ольга (мон. Феофания), Похвистнево
  • Монах Лазарь, Похвистнево
  • Михаил, Нижнеудинск

 Репортер

Поделиться:  


в разработке

Документы общеправославного значения

Современные межправославные отношения

Древлеправославная Церковь Христова Белокриницкой иерархии

Русская Православная Старообрядческая Церковь в Румынии

Русская Древлеправославная Церковь

Расколы и разделения в Русской Православной Церкви XX-XXI ст.

Украинские церковные расколы

Русская Православная Церковь Заграницей и греческий старостильный раскол

Расколы в Румынской Православной Церкви

Расколы на территории Западной и Центральной Европы

Episcopi vagantes

Внутрицерковное сектантство и околоцерковная мифология