Украинские православные церкви в диаспоре – национальное охранительство или свидетельство миру?

 Представители любой крупной эмигрантской церкви очень скоро сталкиваются с важной проблемой: что для них первично – религиозное или национальное? Ребром этот вопрос встает при появлении второго поколения эмигрантов, которое в своей значительной части отрывается от своих национальных корней, ассимилируется, активно создает смешанные браки. Особенно силен этот процесс в США и Канаде, которые поощряют подобное растворение в доминирующей культуре. И национальные церкви оказываются на распутье – активно поддерживать свою национальную составляющую, делать именно на нее основной упор, и сохранять старый уклад для меньшинства, теряя большую часть своих потенциальных прихожан; или же вводить литургии на местных языках, приспосабливаясь к новым реалиям и фактически отодвигая на второй план национальный вопрос. С этим столкнулись и украинские православные церкви.

 Первоначально православные украинцы, как и представители всех остальных национальностей, в США и Канаде входили в юрисдикцию епархий, созданных Российской Православной Церковью. Еще в 1915 году греко-католические священники в Канаде и США, из-за требования обязательного целибата и попыток жесткой ассимиляции местной римо-католической иерархией, создали "Украинскую Греко Православную Церковь в Канаде", которую первоначально опекал Антиохийский православный епископ, в США по его же омофор перешли несколько православных приходов. Узнав о создании на Украине «Украинской Автокефальной Православной Церкви», и в результате усиления национального чувства, в 1923 году приходы отправили петицию с просьбой о присоединении к УАПЦ. В 1924 году служить в Америку был направлен епископ «липковского» рукоположения Иоанн Теодорович. Прибыв в феврале 1924 года он формализовал создание «Американо-Украинской Православной Церкви в США». Не смотря на все противоречия, вызванные законностью рукоположения епископа Иоанна, его юрисдикция стала крупнейшей среди украиноязычных - в США и Канаде ему подчинялось около 300 приходов, которые обслуживали 60 священников, 20 приходов было в Бразилии. При этом канадская часть церкви сохранила определенную автономию из-за самостоятельной регистрации. Благодаря значительной украинской миграции, в 1940 году церковь была самой крупной православной юрисдикцией в Канаде (со 150 приходами). 

 Второй независимой украинской в США юрисдикцией стала «Украинская Православная Церковь Америки», созданная греко-католиками в 1929 году. Небольшая юрисдикция (насчитывавшая в момент создания 15 священников) была создана из-за попыток местных римо-католических епископов ассимилировать украинцев, упразднить восточную литургию и ввести обязательный целибат для священников. Новая церковь не присоединилась к УПЦ в США из-за сомнений в легитимности епископского рукоположения епископа Иоанна Теодоровича, а присоединилась к «Американской Православной Католической Церкви» (American Orthodox Catholic Church) – юрисдикции, созданной русской православной Митрополией для проповеди среди местного населения. На данный момент, ретроспективно, большинство юрисдикций сомневается в ее каноничности, но на тот момент в США она казалась вполне легитимной. В ней отец Иосиф Жук был рукоположен епископом. Однако вскоре епископ Иосиф скончался, а «АПКЦ» распалась. Осиротевшие приходы в 1937 году были приняты в юрисдикцию Вселенского Патриархата, из них образованна отдельная епархия и рукоположен новый епископ - Богдан (Шпилька). Юрисдикция постепенно росла и к середине 40-ых годов уже насчитывала 45 миссий и приходов. Таким образом, к началу Второй Мировой войны украинская диаспора подходит с двумя собственными юрисдикциями.

 Второе возрождение УАПЦ в начале 1942 года на территории Украины оказалось недолговечным – уже осенью 1943 года епископы и священники УАПЦ начинают переезжать в Варшаву, а летом 1944 уже в Германию, где образовывается целый ряд эмигрантских приходов, de facto создается «УАПЦ в Диаспоре» (Українська Автокефальнa Православна Церква в Діаспорі). В 1946 году в Западной Европе было 52 украинских прихода, которые объединяли 60 тысяч верующих и 12 иерархов УАПЦ, в 1949 уже 60 приходов. 

 25-26 августа 1947 года в городе Ашафенбург проходит съезд, который созвали сторонники первого возрождения УАПЦ; делегаты съезда (7 священников и 60 мирян) объявили всех епископов УАПЦ отступниками и призвали перейти в юрисдикцию владыки Иоанна Теодоровича; так была создана «Украинская Автокефальная Православная Церковь (Соборноправная)». Владыка Иоанн отказался иметь дело с «соборноправной» юрисдикцией, однако новую юрисдикцию возглавил прибывший 17 октября 1947 года в Ашафенбург епископ Григорий (Огийчук). Тем временем в 1947 году начинается миграция украинцев в Америку, с 1948 года она становится массовой. Эта миграция начинает менять расстановку сил на украинском православном поле континента. В 1946 году вл.Иоанн ушел с поста предстоятеля Канадской церкви, а новым главой был избран владыка Мстислав Скрыпник, который уже в 1950 году также был вынужден его оставить (из-за конфликта с администратором церкви о.Семеном Савчуком), и церковь возглавил еще один иерарх второго возрождения УАПЦ – вл.Илларион (Огиенко) (рукоположенный еще в Польской православной церкви). В 1951 году юрисдикция насчитывала 270 приходов и общин и более 140 тысяч верующих. Активизируются и контакты новых иерархов УАПЦ с юрисдикцией вл.Иоанна, которого удается убедить в необходимости перерукоположения (которое было совершено 27 августа 1949 года), чтобы снять вопросы о его каноничности. После этого в крупнейшую украинскую юрисдикцию перешла и большая часть приходов, находившихся в юрисдикции епископа Богдана и Константинопольского патриарха (в 1967 году в УПЦ Америки было 14 приходов и около 5 тысяч верующих, в эту же юрисдикцию в 1951-54 годах входил архиепископ Игорь (Губа) ). Также в юрисдикцию вл.Иоанна (Теодоровича) на объединительном Соборе в октябре 1950 года вошли приходы, которым управлял вл.Мстислав (Скрыпник), и последний стал заместителем первоиерарха и главой Консистории. 

 В 1954 году архиепископ Палладий (Выдыбида-Руденко) (иерарх Польской церкви, который после эмиграции присоединился к русской американской Митрополии, будущей Православной Церкви Америки) вместе с архиепископом Игорем (Губой) создает еще одну украинскую юрисдикцию под названием "Украинская Автокефальная Православная Церковь в эмиграции". Вскоре он устанавливает отношения с Константинопольским патриархом и принимается в 1960 году в только что созданную Конференцию Американских канонических епископов (SCOBA). При этом канонический статус УАПЦ в эмиграции, ее положение в структуре Константинопольского Патриархата и характер ее взаимоотношений с другой константинопольской украинской юрисдикцией (УПЦ Америки) оставались неопределенными. В 1960-х годах УАПЦ в эмиграции насчитывала 16 приходов с 25 священниками и около 5000 прихожан. После смерти архиепископа Палладия в 1971 году в юрисдикции начинаются значительные проблемы. В 1978 году часть приходов признает избрание и рукоположение нового епископа (Николая (Ильницкого), и принимает новое название («Святая Украинская Православная Церковь в Изгнании»), другая часть еще существует пару лет, и окончательно самораспускается в 1980 году. 

 Архиепископ УАПЦ Геннадий (Шиприкевич), с 1950 по 1962 пребывавший в юрисдикции УПЦ в США, 1 сентября 1962, вместе с приходом св. Троицы в Чикаго, вышел из этой юрисдикции. 15 ноября 1964 он попытался присоединился к УПЦ Америки, но присоединение не было утверждено Константинополем, архиепископ Геннадий и его приход в дальнейшем действовал в изоляции. Только после смерти архиепископа в 1973 году приход смог урегулировать свое каноническое положение.

 В 1951 году центр УАПЦ (Соборноправной) переместился в Чикаго. Уже в 1954 в среде УАПЦ(с) начались трения и расколы, которые потом сопровождали всю историю этой юрисдикции - от архиепископа Григория отошли 6 священников и немало прихожан. В сентябре 1954 г. на церковном съезде европейских “соборноправников” в Ингольштадте избран кандидатом в епископы Евген Бачинский, а его викарием протоиерей Мыкола Явдась (администратор УАПЦ(с) в Европе). В 1960-х годах в США было 10 приходов УАПЦ(с) с 10 священниками и около 2000 прихожан, небольшая епархия в Англии, также существовало несколько приходов в Австралии и Южной Америке. В целом состав этой юрисдикции был непостоянным, т.к. некоторые ее приходы и отдельные деятели периодически “мигрировали” в другие украинские церкви. Рукоположенный епископом в 1955 году Евгений (Бачинский) руководил своей небольшой юрисдикцией до своей смерти в 1978 году, после чего оставшиеся немногочисленные приходы разошлись по разным юрисдикциям. В 1973 в УАПЦ(с) произошел очередной раскол. Священник из Детройта Александр Быковец организовал оппозиционную группу, которую возглавили архиепископ Алексей (Пилипенко) из Аргентины и епископ Петр (Колиснык), а в последствии был рукоположен и сам о.Александр Быковец. В 1979 году обе фракции УАПЦ (Соборноправной) имели 2 епархии с 3 епископами, 21 приход, 20 священников и 5 диаконов. После смерти митрополита Григория (Огийчука) в 1985 году УАПЦ(С) распалась на несколько частей, ряд приходов перешли в юрисдикцию УПЦ в США или УПЦ Америки. Крупнейший осколок юрисдикции стал именоваться УАПЦ(с) Северной и Южной Америк и в 2005 году вошла в состав УАПЦ (м.Мефодия (Кудрякова) ). Еще одна важная и интересная, хоть и очень маленькая часть – «УАПЦ(с), епархия Техаса», возглавляемая двумя братьями - епископами Макарием и Тимофеем (Херрингами), этническими индейцами. Фракция о.Александра Быковца в 1994 году присоединилась к УПЦ КП, но в 2009 покинула юрисдикцию Киевского патриарха и продолжила самостоятельное существование.

 Таким образом, к концу 60-ых годов украинская православная диаспора была разделена как минимум между восьмью юрисдикциями, три из которых в той или иной мере поддерживали между собой определенный уровень отношений. Это время также является и периодом, когда вопрос языка служения и ассимиляции украинских детей становится актуальным для всех существующих юрисдикций, начинается дискуссия о «потерянном поколении», т.к. уже становится очевидным, что большинство потомков мигрантов покидают родные церкви.

 В 1969 году, после кончины митрополита Никанора, «УАПЦ в Диаспоре» возглавил митрополит Мстислав (Скрыпник), в 1971 году, после смерти вл.Иоанна (Теодоровича) он же возглавил и УПЦ в США. В 1989 году начинается третье возрождение УАПЦ, и в июне 1990 года митрополита Мстислава избирают Патриархом Киевским, и возрожденная УАПЦ в Украине становится персональной унией объединенной с большинством автокефальных приходов за границей. Одновременно происходит другое крайне важное событие - 1 апреля 1990 года Украинская Православная Церковь Канады была принята в юрисдикцию Вселенского Патриархата. Однако, заграничные приходы не интегрировались с украинскими, и после смерти патриарха Мстислава американская ветвь украинской церкви фактически перестала поддерживать юрисдикционные отношения с церковью Украины. Уже 12 марта 1995 УПЦ в США вошла в юрисдикцию Вселенского патриархата, а в следующем году объединилась с УПЦ Америки в единую церковь (в США церковь насчитывает 85 активных приходов). Более того, приходы УАПЦ в Европе и Южной Америке также оказались под омофором Константинополя, но, в отличии от американских, даже не стали менять название – в Германии и Франции они до сих пор действуют под названием «УАПЦ в Диаспоре» (в Германии, бывшем центре юрисдикции, ныне действует только 8 приходов).

 Также в 80-ых начинается новый процесс для украинского православия – утеря в малых юрисдикциях украинской идентичности. Преимущественно это происходит в осколках двух юрисдикций – УАПЦ (Соборноправной) и УАПЦ в эмиграции. Процессу этому есть простое объяснение – осколки обеих юрисдикций становятся совсем микроскопическими, насчитывающими менее десятка приходов каждый, и сами приходы активно теряют своих традиционных прихожан. Единственный вариант выживания для них остается активная миссия, привлечение неукраинского населения. Так появляются юрисдикции с названиями «Объединенная Православная Церковь Америки (Украинская)», «Украинская Автокефальная Национальная Православная церковь» или «Украинская Автокефальная Православная Церковь Соборноправная - Святой Синод Запада», в составе которых нет ни единого иерарха или священника, служащего на украинском языке, и, вероятно, даже ни одного верующего-украинца. Однако наличие слово «украинская» в названии и четкое представление о своей истории (о происхождении от УАПЦ) дает подобным общинам ощущение аутентичности, украинскость становится своеобразным знаком качества. Некоторые, вроде «Православной Церкви Канады», еще имеют слабые связи с украинскостью (имеют один-два прихода с значительным числом украинцев или их потомков). Для третьих общин имеет значение вхождение факт вхождения в украинскую юрисдикцию, за счет чего значительное число иерархов имеют такие церкви, как «Украинская Автокефальная Православная церковь (каноничная)» или же отделившаяся от нее «Украинская Православная Церковь в Америке». При этом, конечно, возникает вопрос, насколько эффективна и действительная подобная миссия, насколько подобные общины становятся православными? Или же под видом православия они исповедуют некие собственные представления о нем, и возможная искренняя тяга к православию превращается в профанацию? В любом случае, наличие подобных общин указывает, что миссионерский потенциал у украинского православия есть, и исконными серьезными юрисдикциями он не использован в полной мере.

 Тем временем, пока малые украинские церкви теряли свое национальное обличие, крупные юрисдикции продолжали оставаться оплотом национального самосознания. Официальным литургическим языком церквей, находящихся в единении с Константинополем, остается украинский. При этом число верующих УПЦ в Канаде, по данным начала 2000-ых годов, упало до 32 тысяч человек (в 1951 было более 140 тысяч), хотя число приходов осталось точно таким же. При этом в удержании общего числа верующих не помогла даже новая волна миграции, начавшаяся после 1990 года – она оказалась гораздо менее национально сознательной, чем предыдущие, гораздо более склонной к ассимиляции. Впрочем, такой же процесс потери верующих наблюдается и в УГКЦ – в 1971 году в Канаде было 228 тысяч украинских греко-католиков, а на 2001 году уже только 126 тысяч. При этом более чем 1,2 миллиона канадцев заявила о полной или частичной украинской идентичности (из них более 300 тысяч человек о чисто украинской идентичности). Таким образом, традиционные украинские церкви (православная и греко-католическая) охватывают только половину тех, кто даже считает себя чисто украинцем. Согласно исследованию, проведенному в Греческой Архиепископии Америки, более 70% браков, заключаемых в греческих церквях, смешанные. Учитывая, что уровень национализма среди греков весьма высок, скорее всего, процент смешанных браков в украинских церквях еще выше. При этом в абсолютном большинстве случаев супруг не присоединяется к православной церкви; православная сторона изредка посещает собственную церковь, а большую часть времени, уже со всей семьей, ходит в церковь супруга. Дети таких браков бывают в церкви только на крестинах, венчаниях и отпеваниях. При этом в последнее время распространилась практика, когда дети православного родителя договариваются о похоронах со своим собственным пастором, и православные верующие после смерти остается без отпевания. Собор 1995 года принял решение, по которому каждый приход может перейти на частичное использование английского или французского языка – но их использование ограничивается чтением Посланий апостолов и Евангелия, Символом веры, проповедью и молитвой перед Причастием. Для любого дополнительного использования иных языков необходимо согласие Собора епископов. В 2000 году Собор принял резолюцию, согласно которой к 2003 году было подготовлено и опубликовано специальное руководство для приходов по привлечению новых членов, в котором значительное место уделено языковому вопросу. Такое же положение наблюдается и в иных приходах-наследниках УАПЦ. Так на интернет-страницах и печатных изданиях немецких приходов УАПЦ в Диаспоре информация всегда дублируется на немецком языке, а то и вообще не существует украиноязычной версии, обходясь только немецкой. Так что имеется серьезная проблема, перед которой стоят все основные украинские юрисдикции диаспоры – оставаться охранительницей украинскости, пытаться воспитывать сознательного украинца на чужбине, или же расширять свои рамки, активно включая в свои ряды и людей без украинского самосознания. Имеющийся пример Православной Церкви Америки и Антиохийской православной архиепископии в Америке, которые начали переходить к формуле универсального служения еще в 70-ых годах, показывает, что миссия среди англоязычного населения и потомков мигрантов может быть весьма эффективной. Однако при этом скорость ассимиляции возрастает – говорить о ПЦА как о русский или Антиохийской архиепископии как об арабской юрисдикциях можно крайне условно – при наличии определенного доминирования прихожан конкретного этнического происхождения, обе юрисдикции по сути уже являются чисто американскими. Украинские юрисдикции до нынешнего дня держались курса национальной сознательности, однако в последнее время заметен больший крен в сторону универсальности, и будущее украинскости данных юрисдикций начинает покрываться туманом.

Поделиться:  


в разработке

Документы общеправославного значения

Современные межправославные отношения

Древлеправославная Церковь Христова Белокриницкой иерархии

Русская Православная Старообрядческая Церковь в Румынии

Русская Древлеправославная Церковь

Расколы и разделения в Русской Православной Церкви XX-XXI ст.

Украинские церковные расколы

Русская Православная Церковь Заграницей и греческий старостильный раскол

Расколы в Румынской Православной Церкви

Расколы на территории Западной и Центральной Европы

Episcopi vagantes

Внутрицерковное сектантство и околоцерковная мифология