Исповедь бывшего "истинно-православного"

 Уважаемые читатели! Хочу рассказать историю, которая со мной произошла. Кому-то она покажется банальной, кому-то смешной, кто-то скажет, что так мне и надо... И каждый из вас будет прав. Для всех вас это "чужая жизнь", чужие проблемы, чужие ошибки. Но для меня важно об этом рассказать. Не для того, чтобы пожаловаться о судьбинушке моей горькой, а для того, чтобы помочь людям понять, что не всегда "борьба за правду" оказывается таковой. И если хотя бы одному человеку это поможет посмотреть на все с "другой стороны", буду искренне этому рад.

 Зовут меня Александр Однорал. Родился 5 декабря 1978 года в городе Пятигорске. С детства был достаточно активным, принимал участие практически во всех мероприятиях школы, участвовал в литературных олимпиадах, городских праздниках... С шестилетнего возраста нес послушание при Свято-Никольском храме Пятигорска, а затем, с 8-ми лет – при храме Св.Ольги г.Железноводска. По окончании средней школы работал ведущим на городском телевидении и подал документы для поступления на факультет английского языка и психологии Пятигорского государственного лингвистического университета, начал планировать свою дальнейшую жизнь. В это время на Кавказские Минеральные Воды приехал священник Серафим (Новаковский), служивший ранее в Железноводском храме (мой бывший духовник), который познакомил меня с епископом Арсением (Киселевым). Последний благословил меня забрать документы из вуза и ехать с ним в качестве иподиакона. Забрав документы, я отправился с владыкой Арсением. В то время он был только рукоположен в сан епископа и находился в довольно щепетильной ситуации. Не поддерживая деятельности рукоположившего его архиепископа Валентина Русанцова, владыка Арсений вышел из его подчинения. Последовав примеру своего собрата – епископа Одесского Агафангела (РПЦЗ) он написал прошение о признании хиротонии и принятии его в лоно РПЦЗ. В отличие от епископа Агафангела, согласившегося остаться "на покаянии" за рубежом, прошение епископа Арсения было отклонено, так как он не захотел оставаться и вернулся в Россию. Но, доверяя слову своего духовника, я остался с владыкой Арсением.

«Катакомбные пастыри оказались обычными аферистами и честолюбцами…» (А.Однорал)

 С тех пор мне пришлось заниматься всеми переписками, вести документацию. В 1996 году в с.Санино я был рукоположен в сан диакона, и вскоре был назначен в село Поселки Пензенской области. Именно в этом храме служил дотоле архимандрит Серафим Новаковский. Но случилось так, что священник, способствовавший моему приходу в истинно-православную церковь, перешел в соседнюю епархию РПЦ и передал храм местным епархиальным властям. Так бы он и остался в ведении Пензенской епархии, если бы не серьезная работа архимандрита по воспитанию "антипатриархийной" идеологии. Прихожане, которым на протяжении нескольких лет описывали все "прелести" РПЦ написали письмо епископу Арсению и попросили прислать им священника от РПЦЗ. Так в село Поселки попали священник Тихон Киселев и я. Здесь мне тоже приходилось заниматься ведением всех дел общин ИПЦ по Пензенской области. Вел в судах "дело о Посельском храме", которое прошло все судебные инстанции до Страсбурга. Часто бывал в Думе, сотрудничал с Г.Якуниным, Л.Левинсоном, Г.В.Старовойтовой, которая помогала мне разобраться в хитросплетениях "правозащитных организаций". В 1997 году епископом Арсением был рукоположен в сан священника. Особую роль уделял работе с детьми. Часто бывал в школе, в библиотеке открыли отдел религиозной литературы, вел уроки в воскресной школе, организовывал Рождественские праздники для детей на площади перед храмом. Подарки привозил из Москвы. Одновременно с церковной службой возглавлял региональное "Христианское Социальное движение", поэтому часто помогал местным бабулькам с приобретением очков, привозил инвалидные коляски и многое другое. Будучи молодым и инициативным, всю свою энергию старался пустить "во благо". Так часто бывает – молодые священники стараются "сделать все". Это впоследствии все немного угасает...

 В 1998 году был отозван в Москву. В то время я познакомился с неким Александром Михальченко (бывшим иподиаконом митрополита Виталия Устинова), который начал собирать свою "ИПЦ". К тому времени ему удалось привлечь к своей деятельности архиепископа ГПЦ Амвросия Катамадзе и договориться с Украинским Димитрием Яремой о хиротонии архиереев для РИПЦ. К тому времени уже были рукоположены Стефан Линицкий (служивший ранее в РПЦЗ), Сергий Моисеенко и Рафаил Прокопьев. Глядя на "объединительную" работу Александра Михальченко (он же Сергеев, Зарнадзе), я постарался приложить все усилия для того, чтобы помочь ему "сплотить катакомбные силы". Именно благодаря знакомству с его организацией, помог присоединиться к этому сообществу "акефальным" епископам Арсению Киселеву и Александру Миронову. Но вскоре, участвуя в деяниях этой организации стал узнавать о махинациях отдельных деятелей (гуманитарная помощь, раздача "церковных наград" за деньги, целительском центре Рафаила Прокопьева, связи с различными нацистскими организациями и т.д.). Вскоре, из-за дележа "власти", синод развалился на две части – одни последовали за Амвросием Катамадзе (те, кому была небезразлична хотя бы апостольская преемственность), другие – за Рафаилом Прокопьевым. Последние больше опирались на материальную базу Прокопьева (так как "целительские сеансы" и деятельность созданных Прокопьевым учреждений приносят немалую прибыль).

 На протяжении многих лет я слышал о том, что "катакомбники" - практически святые люди, вынужденные терпеть гонения и лишения. Искренне верил в святость "катакомбной идеи". А на деле оказывалось совсем по-другому. "Катакомбные" пастыри оказались обычными аферистами и честолюбцами. Ко времени "раскола" ИПЦ, я, мягко говоря, разочаровался в деятельности ее иерархии. Идти в РПЦЗ, а тем более в РПЦ МП я не мог. С юности был уверен, что в РПЦ ходить нельзя, а РПЦЗ, оказавшись "в рабстве свободы" стала "отпадать от истины". Поэтому, мне не оставалось ничего, кроме как просто уйти. Ушел из церкви, женился, у меня родился ребенок. Наконец-то смог поступить в университет. Снова начал строить обычную жизнь, работать, писать, серьезно занялся телевизионной режиссурой (работал в программе "Вести"), освоил радио-монтаж. Вскоре устроился работать в хороший журнал, сделал немало "сильных" публикаций, победил в журналистском конкурсе. Появился стимул "строить карьеру". И "имя" себе наработал достаточно узнаваемое.

 Но, видимо, воля Господня была на то, чтобы я еще раз столкнулся с деятельностью "истинно-православных". В то время я работал и жил в Москве. И вот, однажды меня попросили написать материал о деятельности ИПЦ в России. Так я вновь попал в "синод" Рафаила Прокопьева. Казалось, все изменилось. Исчезла табличка "Целительский центр ПРОИС". Вместо нее появилась "Православная община Св. Архангела Рафаила". Исчезли "мальтийские" знаки. На службах митрополита стали именовать обычно, как и полагается, а не "хранителем врат Гроба Господня". Рафаил Прокопьев предстал эдаким отцом-объединителем всех истинно-православных. Появился "массовый" епископат. Ко всей этой компании присоединился и известный в "катакомбном" мире митрополит Епифаний Каминский (что вселило в меня еще большую уверенность в искренности "синода"). Владыка Рафаил призвал меня в помощь – возложил "огромные надежды". Не помешал ни мой брак, ни моя работа (в сфере шоу-индустрии). Владыке нужен был грамотный работник, хороший PR-щик. С тех пор я вновь начал работать на "истину". Создал газету "Поместный собор", стал редактировать материалы, исходящие из-под пера митрополита, практически полностью разработал сайт ИПЦ, помог с PR-ом, в прессе стали появляться "грамотные" материалы. Но все снова оказалось ложным. По четным дням митрополит Рафаил проводит свои "целительские" сеансы, получая по 1500 рублей с каждого посетителя за получение 15 минут благодати, каждый понедельник совершаются спецслужения "ордена рыцарей-госпитальеров", в храме продаются видео-кассеты, на которых владыка Рафаил лихо изгоняет демонов из всех желающих (кстати, советую приобрести и посмотреть – монтаж слабоватый, а вот сюжет – похлеще Хичкока), в епископы ИПЦ поставляются граждане, от церкви совершенно далекие. Так, викарием митрополита стал Евгений Старостин, доселе проживавший в Раифском монастыре и изгнанный оттуда наместником за то, что успел перессорить всех братьев. Другой епископ – Иоанникий, ранее участвовал в деятельности нацистских организаций, а сегодня собирает деньги "на церковь" на "Выхино" и ВВЦ. И так далее... Несмотря на серьезные "несоответствия" я стал искать компромиссы. Было жалко бросать людей, которые на самом деле искренне пытаются служить Богу (только сейчас начал задумываться над тем, что их туда привело), хотелось внести свою лепту в "объединение ИПЦ". Стал редко бывать дома. Безусловно, из-за этого появились проблемы. Зарплату, естественно, получать тоже перестал, так как на работу времени не оставалось. У митрополита приходилось выпрашивать хотя бы 1000 рублей, чтобы оплачивать дорогу и покупать еду. Последние полгода посвятил проведению "поместного собора ИПЦ". Целыми днями пропадал на ул.Радио. Писал доклады, редактировал тексты, выпускал газеты, календари... Хотя, к моменту проведения последней "сессии поместного собора" уже стал понимать, что не смогу принимать участия в деятельности этой организации. Уже не стал редактировать бредовый и еретичный "доклад митрополита Рафаила", написанный Иннокентием Павловым. Не стал править и "Православный Церковный календарь", ограничившись только его версткой. В общем, в одном письме всего не опишешь. Просто вскоре наступил итог...

 Потерял все – университет, работу, могу потерять и квартиру. Друзья стали относиться с недоверием из-за постоянных попыток "выкрутиться", перезанять (никогда такого не делал – всегда старался жить самостоятельно) и т.д. Самое страшное – потерял самое дорогое для меня – семью, понимание близких, лучшего друга, который просто не выдержал того, что каждый день я обещал принести зарплату, купить продукты "завтра". Который на протяжении полугода был вынужден самостоятельно оплачивать квартиру, вести мои дела, покупать продукты и т.д. После нового года пришлось лечь в больницу. Вероятно, все переживания последнего времени сказались. Появились огромные долги. Нужны были деньги на лекарства. Звонил практически всем священнослужителям и архиереям. Всем, кому мог позвонить. Просил помочь выпутаться из всего. Не отозвался, естественно, никто. У тех архиереев, из-за которых появились долги (говоря обычным языком – кинули), просил хотя бы дать взаймы на какое-то время, чтобы как-то выкрутиться, выбраться из ямы. Не помогли. Попал просто в тупик. Два месяца после этого просто сидел дома и плакал. От обиды, от боли. От того, что посвятив всему этому всю сознательную жизнь, потерял самое дорогое и важное. А, поняв, что терять, собственно, нечего хотел покончить с собой. Причем, понимал, что сделать это мне будет совсем не сложно. Благо, вовремя одумался.

 Последнее время все вроде бы начало восстанавливаться. Иногда, правда, еще накатывает что-то, по утрам больно просыпаться, так как в квартире пусто. Да и ее может скоро не стать. Понимаю, что не вернуть людей, которые были рядом и поддерживали, не вернуть семью. Понимаю, что мой сын живет теперь с другим папой. Но пропали мысли о суициде – стал виден какой-то "просвет", что-то начало проясняться, появилась перспектива восстановиться в вузе. Понял, что нужно жить дальше, стал уверен в своих силах.

 Вряд ли я когда-то смогу вернуться в Церковь. Быть священником должен человек, который уверен в том, что он несет людям. После всего пережитого я не могу с уверенностью сказать себе, что я "православный". Тем более, не смогу сказать этого людям. Но вот помочь разобраться во всем этом постараюсь. И постараюсь сделать так, чтобы никто из попавших в подобные организации не пережил того, что пришлось пережить мне.

 Источник: temerzidi.livejournal.com/734.html

 Обсудить на форуме

Поделиться:  


в разработке

Документы общеправославного значения

Современные межправославные отношения

Древлеправославная Церковь Христова Белокриницкой иерархии

Русская Православная Старообрядческая Церковь в Румынии

Русская Древлеправославная Церковь

Расколы и разделения в Русской Православной Церкви XX-XXI ст.

Украинские церковные расколы

Русская Православная Церковь Заграницей и греческий старостильный раскол

Расколы в Румынской Православной Церкви

Расколы на территории Западной и Центральной Европы

Episcopi vagantes

Внутрицерковное сектантство и околоцерковная мифология