Степанов А.А. Обновленческий раскол как средство антицерковной политики советской власти в 1922-1923 гг.

  • Автор: Степанов, Александр Сергеевич
  • Тема диссертации: Обновленческий раскол как средство антицерковной политики советской власти в 1922-1923 гг.
  • Ученая cтепень: кандидат исторических наук
  • Год: 2005
  • Место защиты диссертации: Москва
  • Код cпециальности ВАК: 09.00.13
  • Специальность: Религиоведение, философская антропология, и философия культуры
  • Количество cтраниц: 241

 Оглавление:

  • Введение.
  • ГЛАВА I. НАЧАЛЬНЫЙ ЭТАП ОРГАНИЗАЦИИ ОБНОВЛЕНЧЕСКОГО РАСКОЛА.
  • § 1. Создание и направление деятельности «антицерковных» государственных структур.
  • § 2. Организация властными органами захвата центральной церковной власти прогрессивным» духовенством.
  • § 3. Создание и функционирование центральных обновленческих органов в мае-августе 1922 г.
  • § 4. Деятельность властных органов по организации центральных обновленческих структур в мае-августе 1922 г.
  • § 5. Захват обновленцами церковной власти на местах в мае - начале августа
  • ГЛАВА II. ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ ВЛАСТНЫХ СТРУКТУР ПО ОРГАНИЗАЦИОННОМУ ОФОРМЛЕНИЮ ОБНОВЛЕНЧЕСКОГО ДВИЖЕНИЯ.
  • § 1 Съезд «Живой церкви» и создание трех обновленческих течений.
  • § 2. Деятельность обновленческих групп на местах.
  • § 3. Власть и центральные обновленческие структуры.
  • § 4. Подготовка и проведение обновленческого Поместного собора.
  • § 5. Освобождение патриарха Тихона и организация «Священного Синода Российской Православной Церкви».

 Введение:

 Актуальность изучения проблем, связанных с церковным расколом начала 1920-х годов, определяется особой ролью Церкви в общественной жизни и социальных отношениях во все периоды русской истории. Изучение механизма создания раскола в церковной среде помогает понять современные процессы, происходящие в церковной среде России, Украины и других стран. В 1922-1923 гг. происходило становление государственно-церковных отношений, поэтому анализ государственно-церковных отношений в указанный период помогает понять их сущность в советский период. В настоящее время со стороны определенных сил осуществляются попытки насадить раскол в Православной церкви, тем самым дестабилизировать ее положение, что в свою очередь может привести к дестабилизации в обществе, т.к. по социологическим данным к православным себя относят свыше 70 % населения Российской Федерации. В среде журналистов и политтехнологов высказываются позиции, связанные с попыткой искусственно создать «альтернативное» православие с тем, чтобы ослабить позиции Русской Православной Церкви. В связи с этим уроки опыта создания обновленчества как альтернативы Патриаршей Церкви должны быть изучены и учтены. Поэтому исторический опыт и уроки взаимоотношений власти и Церкви приобретают практический характер. Особую значимость в истории взаимоотношений государства и Церкви имеют 1922-1923 гг., когда создавался и распространялся обновленческий раскол в Русской Православной Церкви.

 Обращение к теме обновленческого раскола вызвано также тем, что назрела необходимость исследования истории зарождения обновленчества в контексте религиозной политики советского государства, в связи с формированием и деятельностью специальных «антицерковных» структур, таких как Антирелигиозная комиссия при ЦК РКП(б) и 6 отделение Секретного отдела ГПУ. Раскрытие механизма деятельности этих структур, а также соответствующих органов на местах в деле насаждения обновленчества позволит сделать выводы о характере государственно-церковных отношений в указанный период, а также об особенностях деятельности государственного аппарата в начале 1920-х гг.

 Говоря о степени изученности темы, следует подчеркнуть, что история обновленческого раскола в целом до сих пор представляет собой целый комплекс практически неисследованных, чрезвычайно сложных и многоаспектных научных проблем.

 Проблема обновленчества начала изучаться еще в 1920-е гг. Уже в 1922 г. сами лидеры обновленчества за государственный счет опубликовали целый ряд книг, призванных доказать правоту «церковной революции»1. Эти работы носят явно выраженный апологетический характер и выдержаны в стиле советской агитационной литературы. Они могут рассматриваться не столько как часть историографии, сколько как источники по истории обновленческого раскола.

 В 1927 г. в Варшаве вышла книга профессора С.В. Троицкого «Что такое Живая Церковь», которая была недавно переиздана2. В этой книге автор дал оценку «Живой церкви» с позиций православных канонов, указав на то, что обновленцы сами не скрывали антиканонический характер своей деятельности, показал коренное противоречие обновленчества традициям и нормам Христианской Церкви, продемонстрировал примеры морального упадка и разложения в рядах «живоцерковников». И.А. Стратонов, также специалист по каноническому праву, давал резко негативную оценку обновленчеству, как явлению сугубо антиканоническому3. В этот же период в

  1. См. напр.: Введенский А.И. Церковь и государство (Очерк взаимоотношений Церкви и государства в России. 1918-1922). M., 1923; Он же. Церковь Патриарха Тихона. М., 1923; Он же. Церковь и революция. Пг., 1922; Титлинов Б.В. Новая Церковь. Пг.-М.,1923; Титлинов Б.В. Церковь во время революции. М.-Пг.,1923; Титлинов Б.В. Смысл обновленческого движения в истории. Самара, 1926.
  2. Троицкий С.В. «Что такое «Живая Церковь» // Обновленческий раскол (Материалы для церковно-исторической и канонической характеристики) / Сост. И.В. Соловьев М., Издательство Крутицкого подворья, 2002. С. 65-128.
  3. Стратонов И. Русская церковная смута (1921-1931) // Из истории Христианской Церкви на Родине и за рубежом в XX столетии (Материалы по истории Церкви. Кн. 5.) М., 1995. С. 29-173.

 трудах советских авторов обновленчество получило оценку с «классовых» позиций. Обновленческий раскол, как и любое проявление религиозности, в этой литературе «развенчивался»1. В этих работах отмечалось, что «реформация в православной церкви началась как чисто политический сдвиг, как смена политических вех», которые должны привести к распаду Православной Церкви. Обновленческое движение рассматривалось как «временный попутчик советской власти».

 В конце 1950-х годов была написана работа «Обновленческий раскол в Русской Церкви». Авторство этой работы до конца не установлено, т.к. на него претендовали два человека: перешедший из обновленчества архиепископ Сергий (Ларин) и А.И. Кузнецов. Публикаторы этой работы, которая недавно увидела свет, сочли нужным опубликовать ее под именем А.И. Кузнецова2. Книга содержит много ценной информации и документов по истории обновленчества, хотя авторские оценки событий в ряде случаев весьма спорны.

 Профессиональные советские историки обратились впервые к теме обновленческого раскола в 1960-1970-е гг. В эти и последующие годы вышли работы ряда специалистов в области «научного атеизма», таких как Н.С. Гордиенко, П.К. Курочкин, И.Я. Трифонов и др3. В этих работах высказывалась мысль об определенном положительном значении обновленчества для советской власти. Известный советский исследователь Н.С. Гордиенко писал, что обновленчество «ускорило разрыв основной массы священнослужителей с внутренней и внешней контрреволюцией, стимулировало переход всей русской православной церкви на позиции лояльности к Советской власти».

  1. См. напр.: Бонч-Бруевич В. Живая церковь и пролетариат. М., 1927; Скворцов-Степанов И. И. О Живой церкви. М., 1922; Рожницын П. Тихоновцы, обновленцы и контрреволюция. М.-Л., 1926; Красиков П.А. На церковном фронте (1918-1923). М., 1923 и др.
  2. Кузнецов А.И. Обновленческий раскол в Русской Церкви // Обновленческий раскол (Материалы для церковно-исторической и канонической характеристики) / Сост. И.В. Соловьев М., Издательство Крутицкого подворья, 2002. С. 129-606.
  3. Гордиенко Н.С. Эволюция русского православия (20-е - 80-е годы XX столетия). М., 1984; Курочкин П.К. Эволюция современного русского православия. М., Мысль, 1971; Плаксин Р.Ю. Крах церковной контрреволюции 1917-1923 гг. М., 1968; Трифонов И.Я. Раскол в Русской православной церкви (1922-1925 гг.) // Вопросы истории. 1972. № 5. С. 64-77; Шейнман М.М. Обновленческое течение в русской православной церкви после октября // Вопросы научного атеизма. Вып. 2. Модернизация религии в современных условиях. М., 1966. С. 41-64 и др.

 По мнению исследователя, обновленчество заложило идею модернизации церкви, «которая стала воплощаться в жизнь уже после того, как само обновленчество ушло с исторической арены и было восстановлено единство русской православной церкви, возглавляемой патриархом»1. В 1970 г. вышла книга казанского исследователя А.А. Шишкина, которая была посвящена истории обновленчества2, в 1973 г. на эту тему им была защищена докторская диссертация3. Используя данные периодической печати и материалы казанских и московских архивов, автор попытался воссоздать историю обновленчества, которое, по его мнению, было попыткой «приспособления русской православной церкви к новым социально-экономическим и политическим условиям»4. Автор не рассматривал роль ГПУ и партийных структур в создании и деятельности обновленцев. Эта работа оказала значительное влияние на последующую историографию, это касается и работ, написанных церковными авторами5. Прежде всего, к следам такого влияния можно отнести представление о самостоятельном развитии обновленческих структур и преувеличение их успехов. Одним из достижений А.А. Шишкина является то, что он обоснованно отверг концепцию, согласно которой обновленчество 1920-х гг. появилось в результате эволюции дореволюционного движения за церковное обновление.

 В этот же период была впервые издана книга участников событий, близких к обновленцам - А. Левитина-Краснова и В. Шаврова6, которая в

  1. Гордиенко Н.С. Православие в советском обществе. Основные этапы эволюции // Русское православие: вехи истории. М.: Политиздат, 1989. С. 634.
  2. Шишкин А.А. Сущность и критическая оценка "обновленческого" раскола русской православной церкви. Казань: Изд-во Казан, ун-та, 1970.
  3. Шишкин А.А. Обновленческий раскол в русской православной церкви: Автореф. дис. д-ра ист. наук. Саратов, 1973.
  4. Шишкин А.А. Сущность и критическая оценка "обновленческого" раскола русской православной церкви. Казань, 1970. С. 6.
  5. См. напр.: Цыпин В., протоиерей. История Русской Церкви 1917-1997 (История Русской Церкви. Кн.9). М., 1997.
  6. Левитин-Краснов А.Э., Шавров В.М. Очерки по истории русской церковной смуты. М., 1996.

 ряде случаев весьма апологитично освещала деятельность обновленцев и особенно одного из его лидеров А. Введенского. Зачастую весьма некритично используя данные из обновленческих источников, эти авторы способствовали формированию ряда стереотипов, вошедших и в последующую историографию, в частности, связанных с тем, что архиереи Патриаршей Церкви и сам патриарх Тихон готовы были на компромисс с обновленчеством. В то же время эта работа содержит богатый фактический материал и свидетельства очевидцев, как справедливо отмечает И.В. Соловьев, важность этого труда велика1. Темы обновленческого движения А.Э. Левитин-Краснов касался и в других своих книгах2. Он полагал, что «главный грех обновленцев - не антиканоничность, а предательство, доносы, ложь, человекоугодничество»3.

 В конце 1980-х гг. стало возможным более обстоятельное изучение обновленчества. Среди первых заметных работ хотелось бы отметить работы М.И. Одинцова4, который начал изучать обновленчество с привлечением новых архивных данных, вводя их в научный оборот. Он показал, что подготовка властями обновленческого раскола была направлена на разрушение традиционных церковных институтов и создание «советской» церкви. Одним из первых этот вопрос рассматривал В.А. Алексеев, который впервые указал на важнейшую роль ГПУ в деле организации и оформления обновленческого раскола, отметив, что к моменту начала раскола «ВЧК, а затем ОГПУ уже несколько лет «работали» с группой православного духовенства в Москве и Петрограде»5, хотя автор не выделял роль

  1. Соловьев И.В. Краткая история т.н. «обновленческого раскола» в Православной Российской Церкви в свете новых опубликованных исторических документов // Обновленческий раскол. (Материалы по истории Церкви. Кн. 9). С. 14.
  2. Левитин-Краснов А. Воспоминания: в 4 т.: Лихие годы. Париж, 1977; Он же. Рук Твоих жар (1941-1956). Тель-Авив, 1979 и др.
  3. Левитин-Краснов А. Рук Твоих жар (1941-1956). Тель-Авив, 1979. С. 111.
  4. Одинцов М.И. Государство и церковь (история взаимоотношений 1917-1938 гг.). М.: Знание, 1991. Одинцов М.И. Государственно-церковные отношения в России (на материалах отечественной истории XX века). Дисс. док-pa ист. наук. М., 1996; Он же. Государство и Церковь в России. XX век. М., 1994; Он же. Русские Патриархи XX в. М., 1999.
  5. См.: Алексеев В.А. Иллюзии и догмы: (Взаимоотношения Советского государства и религии). М., 1991. С. 223.

 ГПУ среди других государственных структур, так или иначе участвовавших в организации раскола1. В.А. Алексеев указывает на преемство обновленцев 1920-х гг. с церковными реформаторами начала XX в.2 О таком преемстве говорилось и в диссертациях философского характера, появившихся в начале 1990-х гг.3

 О.Ю. Васильева впервые привлекла внимание к деятельности 6 отделения Секретного отдела ГПУ и его главе Е.А. Тучкову, как к основным организаторам обновленческого раскола, впервые введя в научный оборот материалы докладов Е.А. Тучкова, связанных с организацией обновленчества. Исследовательницей было также указано, что основную руководящую роль в деле насаждения раскола играла Антирелигиозная комиссия при ЦК РКП (б) (АРК)4. Материалы этой комиссии, связанные с руководством обновленческим расколом, были введены в научный оборот также О.Ю. Васильевой5. В сборнике документов, подготовленном исследовательницей в 1996 году, были впервые опубликованы материалы, связанные с поддержкой обновленческого раскола со стороны Константинопольского патриархата6.

 В 1999 г. вышла первая с 1970 г. книга, посвященная обновленческому расколу, она принадлежит известному историку из Санкт-Петербурга М.В. Шкаровскому. Книга дает общий обзор истории обновленчества с начала 1920-х годов до момента ликвидации обновленческих структур в середине 1940-х годов. Книга построена на богатом архивном материале, особенно тщательно автор изучил материалы Центрального государствен-

  1. Там же. С. 227.
  2. Там же. С. 224.
  3. См.: Останина О.В. Обновленчество и реформаторство в русской православной церкви в начале XX века. Дисс. канд. филос. наук. Л., 1991; Симонов И.В. Анализ особенностей социально-идеологической деятельности Русской Православной церкви в начале XX века. Дисс.канд. филос. наук. Л., 1993; Куцая М.А. Место обновленческого движения в эволюции Русской православной церкви. Дисс.канд. филос. наук. СПб., 1993.
  4. Васильева О.Ю. Русская православная церковь и советская власть в 1917-1927 годах // Вопросы истории. 1993. №8. С.45-46.
  5. Не стесняясь никакими средствами». Материалы Комиссии ЦК РКП (б) по вопросам отделения церкви от государства. Октябрь - декабрь 1922 г. / Публикацию подготовили О.Ю. Васильева, М.М. Горинов // Исторический архив. 1993. № 2. С. 76-89.
  6. Русская Православная Церковь и коммунистическое государство. 1917-1941. Документы и фотоматериалы / Сост. О.Ю. Васильева М.: Изд. Библ. богосл. ин-та Ап. Андрея, 1996.

 ного архива Санкт-Петербурга. М.В. Шкаровский полагает, что обновленческое движение не было целиком инспирировано, что были и «искренно выражавшие новаторские идеи назревшей реформации Православия (например, прот. А.И. Боярский)»1. Он проводит органическую связь между попытками церковных реформ до революции и «советским» обновленчеством. В историографии уже отмечалось, что мнение исследователя о сформировавшейся до революции группе, организовавшей после 1917 г. обновленческий раскол, представляется малоубедительным и недоказанным2.

 Документы Политбюро ЦК РКП(б) по вопросам, связанным с «религиозной» политикой, в том числе в деле организации обновленческого раскола, впервые в отечественной историографии были подняты и в значительной мере исследованы академиком РАН Н.Н. Покровским3. В ряде своих работ он исследовал этапы создания этих документов, их редактирования, отсеивания и информации, соотношения черновых и беловых копий. Особенно следует отметить подготовленные Н.Н. Покровским и С.Г. Петровым публикации ряда тематических дел Политбюро из фондов АПРФ и подборки документов по истории государственно-церковных отношений 1922-1925 годов, в этой публикации был впервые полноценно введен в научный оборот целый комплекс ранее не публиковавшихся документов4. Этот комплекс источников привлекался в монографии и диссертационном исследовании Н.А. Кривовой5, которая изучила также политику ГПУ по отношению к Церкви на основе целого ряда документов, ранее недоступных исследователям. В работах исследовательницы были

  1. Там же. С. 17.
  2. Соловьев И.В. Указ. соч. С. 21.
  3. Покровский Н.Н. Документы Политбюро и Лубянки о борьбе с Церковью в 1922-1923 гг. // Ученые записки. Российский Православный университет ап. Иоанна Богослова. Вып. 1. М., 1995. С. 125-173.
  4. Архивы Кремля. Политбюро и Церковь 1922-1925 гг. Кн. 1. М.-Новосибирск, 1997. Кн. 2. М.Новосибирск, 1998. (Далее - Архивы Кремля).
  5. Кривова Н.А. Власть и Церковь в 1922-1925 гг. Политбюро и ГПУ в борьбе за церковные ценности и политическое подчинение духовенства. М., 1997.; Она же. Власть и Русская православная церковь в 1922-1925 гг. (Политика ЦК РКП (б) по отношению к религии и церкви и ее осуществление органами ГПУ-ОГПУ). Дисс. докт. ист. наук. М., 1998. Рукопись.

 впервые использованы документы 6 отделения СО ОГПУ, проливающие свет на роль этой структуры в деле создания и руководства обновленческим расколом.

 Также следует отметить вышедшую недавно первую монументальную работу в области источниковедения, связанную с изучаемой проблематикой. Это монография новосибирского историка С.Г. Петрова, посвященная изучению источников из фондов Политбюро ЦК РКП (б)1. Тщательному источниковедческому анализу подверглись все документы, связанные с политикой Политбюро по отношению к Русской Церкви в 1922-1925 гг., в частности, документы, касающиеся организации обновленческого раскола. Этот анализ позволил по-новому оценить многие проблемы, связанные с ранним периодом обновленчества, многие спорные вопросы получили в этой монографии окончательное разрешение. В ряде других своих работ С.Г. Петров обращается к теме, связанной с ролью партийных органов и ОГПУ в подготовке и проведении обновленческого Поместного собора в 1923 г.2 Исследователь обнаружил и со свойственной ему тщательностью ввел в научный оборот несколько интересных источников, связанных с этой темой.

 За последние несколько лет был защищен целый ряд кандидатских диссертаций по историческим наукам, в которых проблемы, связанные с обновленческим расколом, особенно применительно к регионам, заняли весомое место. Прежде всего, следует отметить диссертационное исследование Д.А. Головушкина, в котором он рассматривает как единый процесс развитие церковной реформации в России с начала 1900-х годов до 1925 г.3

  1. Петров С.Г. Документы делопроизводства Политбюро ЦК РКП(б) как источник по истории Русской церкви (1921 - 1925 гг.) / Отв. ред. Н.Н. Покровский. М., 2004.
  2. См.: Петров С.Г. Новые данные об обновленческом Поместном соборе 1923 г. // Материалы конференции «История Русской Православной Церкви в XX веке (1917-1933 гг.)» (г. Сэнтендре (Венгрия) 13-16 ноября 2001 г.) (Русская Церковь XX век. Книга 1.) М., 2002. С. 259-284; Он же. Неизвестное письмо лидера обновленческого раскола А.И. Введенского // "Исторические и литературные памятники "высокой" и "низовой" культуры в России XVI-XX вв. Новосибирск, 2002. С. 176-192; Он же. Обновленческий Поместный собор 1923 г.: механизм подготовки и проведения // Сибирь на перекрестке мировых религий. Материалы научно-практической конференции. Новосибирск, 2002. С. 30-32.
  3. Головушкин Д.А. Обновленческое движение в Русской Православной церкви в 1905-1925 гг. Дисс.канд.ист. наук. Ярославль, 2002.

 Автор делает вывод о том, что «церковное обновленчество 1920-х гг., с одной стороны, продолжало развивать идеи своих дореволюционных предшественников, а с другой стороны, было достаточно новым явлением»1. В результате изучения обновленческого движения в 1922 -1924 гг. автор приходит к выводу, что итогом процесса его развития «стали коренные изменения в традиционной православной церкви, так и в обновленческом движении»2. Автор считает, что предлагаемые обновленцами реформы «оказались либо недостаточными, либо не соответствовали интересам населения, либо слишком радикальными»3. Автор ввел в научный оборот ряд интересных источников, в частности, хранящихся в ярославских архивах.

 Вопросы, связанные с развитием обновленчества в регионах, рассматриваются авторами диссертаций, основанных на региональных архивах. Д.С. Разумов в своей диссертации рассмотрел развитие обновленчества в Верхнем Поволжье4, С.В. Михайлов — на Архангельском Севере5, Т.Н. Ко-голь и Н.А. Неживых - в Западной Сибири6, И.С. Полищук - в Тверской губернии7, А.В. Паламарчук - в Юго-Восточной Сибири8, Н.Ю. Беликова -на юге России9, М.В. Булавин — на Урале10, П.Н. Агафонов - в Пермской

  1. Головушкин Д.А. Обновленческое движение в Русской Православной церкви в 1905-1925 гг. Автореф. дисс.канд. ист. наук. Ярославль, 2002. С. 22.
  2. Там же. С. 23.
  3. Там же. С. 24.
  4. Разумов Д.С. Антицерковная политика советской власти в 1921-1924 гг. (по материалам Верхнего Поволжья). Дисс.канд. ист. наук. Ярославль, 1997. С. 204-217.
  5. Михайлов С.В. Государство и церковь (Архангельский Север) 1918-1929 гг. Дисс.канд. ист. наук. Архангельск, 1998. С. 127-155.
  6. Коголь Т.Н. Русская Православная церковь и государство 1917-1927 гг. (на материалах Западной Сибири). Дисс.канд. ист. наук. Томск, 1995. С. 131-144; Неживых Н.А. Взаимоотношения партийных и советских органов с православной церковью в 1920-1929 гг. (На материалах Западной Сибири). Дисс.канд. ист. наук. Омск, 1998. С. 58-60, 120-184.
  7. Полищук И.С. Духовенство и крестьянство в политике болыпевицкой партии и советской власти в 20-х - 30-х гг. (На материалах Тверской губернии). Дисс.канд. ист. наук. Тверь, 2001. С. 100-104.
  8. Паламарчук А.В. Исторический опыт взаимоотношения государства и церкви Юго-Восточной Сибири (1920-1930-е гг.). Дисс.канд. ист. наук. Иркутск, 2002.
  9. Беликова Н.Ю. Эволюция Русской Православной Церкви в период постреволюционной модернизации России в 20-30-е гг. XX в. (на материалах Краснодарского, Ставропольского краев и Ростовской области). Дисс.канд. ист. наук. Армавир, 2002. С. 130-144.
  10. Булавин М.В. Взаимоотношения государства и православной церкви в России (на примере Урала). Дисс.канд. ист. наук. Екатеринбург, 2000. С. 126-182.

 губернии1, М.Ю. Хрусталев - Новгородской области2. Таким образом, с разной степенью полноты изучены региональные особенности развития обновленческого движения в целом ряде регионов России, что дает существенную базу для обобщений.

 Значительный вклад в изучение рассматриваемой проблематики внесли конфессиональные представители церковно-исторической науки.

 Доктор церковной истории протоиерей Владислав Цыпин в своих работах неоднократно обращался к теме обновленческого раскола3. Он полагает, что обновленческий раскол - «созревший плод от древа прозябшего в начале столетия», и напрямую связывает обновленцев 1920-х годов с «группой 32-х»4. Эта концепция подвергается резкой критике церковным историком из Канады Д.В. Поспеловским5. Точку зрения, согласно которой советское обновленчество нельзя выводить из движений начала XX в. разделяют и некоторые другие церковные историки6. Прот. Георгий Митрофанов также считает, что участники «группы 32-х» исходили из других побуждений, подчеркивая то, что среди тех, кого ГПУ использовало для создания раскола, были и сторонники церковных реформ и бывшие черносотенцы7. Такой же позиции придерживается и А.Г. Кравецкий, который полагает, что завершением дискуссий начала XX века является Поместный Собор 1917-1918 гг. «Именно Собор, а не маргинальные церковные группы 20-х годов следует считать прямым наследником этих дискуссий», -считает А.Г. Кравецкий8. И.В. Соловьев в своей работе подробно обосно-

  1. Агафонов П.Н.Эволюция государственно-церковных отношений в 1920-1929 гг. (На материале Пермской епархии). Автореферат дисс.канд. ист. наук. Пермь, 2002.
  2. Хрусталев М.Ю. Русская Православная Церковь в центре и на периферии в 1918-1930-х годах (на материалах Новгородской епархии). Дисс.канд. ист. наук. Архангельск, 2004.
  3. См.: Цыпин В., прот. История Русской Церкви 1917-1997 (История Русской Церкви. Кн.9). М.: Изд-во Валаам, м-ря, 1997; Он же. Русская Церковь (1917-1925). М., 1996 и др.
  4. Цыпин В., прот. Обновленчество. Раскол и его предыстория // "Сети "обновленного православия". М., 1995. С. 7.
  5. Поспеловский Д.В. Размышления над книгой // Церковно-исторический вестник. 2000. № 6-7. С. 234.
  6. См.: История Русской Православной Церкви. От восстановления патриаршества до наших дней / Под ред. М.Б. Данилушкина Т. 1. 1917-1970. СПб., 1997. С. 224; Соловьев И.В. Краткая история т.н. «обновленческого раскола» в Православной Российской Церкви в свете новых опубликованных исторических источников // Обновленческий раскол. С. 22.
  7. Митрофанов Георгий, прот. История Русской Православной Церкви 1900-1927 гг. СПб., 2002. С. 240.
  8. Кравецкий А.Г. К предыстории обновленческой смуты II Ученые записки Российского Православного Университета ап. Иоанна Богослова. Вып. 6. М., 2000. С. 51.

 вывает точку зрения, согласно которой истоки обновленчества нужно видеть в советской власти, а не в богословских дискуссиях начала XX века1.

 Целый ряд диссертаций, защищенных в 1990-е гг. в стенах Московской и Санкт-Петербургской духовных академий, так или иначе, касаются обновленческой проблематики. Хотя общий уровень этих работ значительно уступает кандидатским диссертациям, прошедшим экспертизу в ВАКе, эти работы вводят в научным оборот множество новых источников. Свящ. П. Брылев в своей работе касается истории обновленчества в Тульской епархии2, свящ. М. Фаст - в Томской епархии3, свящ. Н. Горбатов-ский - в Нижегородской епархии4, свящ. В. Базылев - в Пермской епархии5, свящ. В. Марченко - в Ярославской епархии6, В. Лихачев приводит большое количество документов из фонда Канцелярии патриарха Тихона (РГИА. Ф. 831. On. 1), где говорится об обновленчестве7.

 Среди публикаций последних лет необходимо выделить работы игумена Дамаскина (Орловского) , где прослеживается борьба деятелей Православной Церкви с обновленческим расколом. Автор использует доступные ему материалы следственных дел, зачастую избегая при этом оформлять точные ссылки на источники.

 Таким образом, в настоящее время многие аспекты истории обновленческого раскола в значительной степени изучены в историографии. Однако количество неизученных и спорных вопросов еще велико. Это касается, прежде всего, механизма создания и руководства расколом со сто-

  1. Соловьев И.В. Краткая история т.н. «обновленческого раскола» в Православной Российской Церкви в свете новых опубликованных исторических источников // Обновленческий раскол. С. 24-37.
  2. Брылев Павел, свящ. История Тульской епархии. Новейший период. Дисс.канд. богосл. МДА, 1998.
  3. Фаст Михаил, свящ. История Томской епархии (1917-1944). Дисс.канд. богосл. МДА, 2000. С. 39-55.
  4. Горбатовский Николай, свящ. Деятельность приходских общин Русской Православной Церкви в период 1918-1930 гг. (На примере Нижегородской епархии). Дипломная работа. МДА, 2002.
  5. Базылев Вадим, свящ. История Пермской епархии с 1918 по 1945 год. Дисс.канд. богосл. МДА, 2003.
  6. Марченко Василий, свящ. История Ярославской епархии с 1917 по 1941 г. Дисс.канд. богосл. МДА, 1996.
  7. Лихачев В. Положение и состояние Русской Православной Церкви. (По материалам архивного фонда канцелярии Святейшего Патриарха Тихона и Священного Синода). Курсовое сочинение. СПбДА, 1999. Кн. 1-2. См.: Дамаскин (Орловский), игумен. Мученики, исповедники и подвижники благочестия Русской Православной Церкви XX века: жизнеописания и материалы к ним. Тверь, 1992-2002. Кн. 1-7.

 роны властей. Авторы в основном обращали внимание на политику партийных органов, деятельность же ГПУ остается слабо изученной. Недостаточно изучен комплекс источников, созданный в стенах этого ведомства и касающийся обновленческих структур. Это обусловило то, что в работах многих авторов присутствуют недостаточно обоснованные оценки обновленчества, переоценивается его влияние на массы верующих, многие стереотипы, появившиеся в обновленческой литературе, получили закрепление в современной историографии.

 В историографии пока не предпринималось попытки специального исследования проблем, связанных с созданием и распространением обновленчества, с привлечением самого широкого круга источников, в том числе регионального происхождения. В то же время множество работ, касающихся разных аспектов развития обновленческого раскола, позволяют выйти на новый уровень анализа, предложить обобщенный взгляд на эту проблематику.

 Целью настоящего исследования является комплексное изучение проблем, связанных с созданием и начальным этапом оформления обновленческого раскола в Русской Православной Церкви.

 Цель исследования определила и его задачи: 1) реконструировать и проанализировать историю создания, основные направления, методы и результаты деятельности органов, непосредственно осуществлявших политику по созданию и оформлению обновленческого раскола; 2) определить место государственной политики по созданию обновленческих структур в «религиозной» политике советской власти в целом; 3) проследить эволюцию обновленчества в 1922-1923 гг.; 4) определить формы сопротивления Церкви попыткам ее раскола; 5) дать оценку развитию обновленческого раскола во всех основных регионах России.

 Хронологические рамки работы включают период с 1922 по 1923 г. Это первый этап развития обновленчества. Он начинается в феврале 1922 г., когда властные органы приступают к подготовке переворота в Церкви, и заканчивается в августе 1923 г., когда обновленчество под влиянием активизации Патриаршей Церкви и по инициативе властей значительно видоизменилось. Произошел официальный отказ от большинства церковных нововведений, обновленческий центр был оформлен как традиционный Священный Синод, который возглавил архиерей старого поставления. Этот период - один из самых драматичных для Церкви и очень сложный в истории отношений государственной власти и Церкви. Он выделяется проявившимся с начала 1922 г. новым политическим курсом на разгром Церкви, по сути явившимся второй попыткой большевиков уничтожить Церковь. На этот период приходится пик борьбы Церкви не только за сохранение своих организационных структур и единства, но и за существование самого церковного института.

 Источниковая база исследования. Диссертационное исследование опирается на изученные соискателем документы и материалы, хранящиеся в следующих архивах: Центральном архиве Федеральной службы безопасности РФ (ЦА ФСБ), Архиве Президента Российской Федерации (АП РФ) (по публикациям), Российском государственном архиве современной политической истории (РГАСПИ), Государственном архиве Российской Федерации (ГА РФ), Российском государственном историческом архиве (РГИА), Центральном историческом архиве г. Москвы (ЦИАМ).

 Стремление к всестороннему изучению сложной и многогранной темы обусловило привлечение широкого круга источников. Важнейшими из них являются документы, связанные с деятельностью 6 отделения Секретного отдела ГПУ по организации и оформлению обновленческого движения. Прежде всего, изучалось дело патриарха Тихона, составляющее 28 томов и хранящееся в ЦА ФСБ1. Многие материалы дела еще "не введены в научный оборот и позволяют по-новому оценить многие аспекты изучаемой темы. Особого упоминания заслуживают подготовленные сотрудниками Православного Свято-Тихоновского богословского института сборники документов «Акты Святейшего Патриарха Тихона1 и «Следственное дело Патриарха Тихона», в последнем издании впервые опубликованы многие документы, находящиеся в следственном деле патриарха (ЦА ФСБ. ЛД. Н-1780) , часть которых касается обновленческого раскола.

  1. ЦА ФСБ. Д. Н-1780. 

 В фондах ЦА ФСБ были изучены дела, содержащие отчеты руководителей отделения, служебные материалы и т.п. Источники, созданные в 6 отделении СО ГПУ, можно разделить на несколько групп. Одну из них составляют информационные сводки. Сводки представляют значительный фактический материал о том, как проходила в разных губерниях страны в феврале-апреле 1922 г. подготовка обновленческого движения. Основную массу документов 6 отделения составляют рапорты и доклады Е.А. Тучкова руководству Секретного отдела ГПУ. Наконец, сохранились докладные записки одного из деятелей обновленчества протоиерея В.Д. Красницкого, направленные Е.А. Тучкову и хранящиеся в следственном деле патриарха Тихона.

 Документация 6 отделения формировалась в специальное дело, которое в настоящее время хранится в фонде центрального аппарата ВЧК-ГПУ-ОГПУ3. Частично материалы этого дела были опубликованы в сборнике документов «Политбюро и церковь». Некоторые материалы, не вошедшие в данную публикацию и касающиеся обновленчества, помещены в Приложении к настоящей работе. Кроме того, изучались следственные дела ряда церковных деятелей, которые содержат материалы, касающиеся изучаемой темы.

 Важнейшим источником по истории формирования обновленческого раскола являются специальные сводки, которые имеют заголовок «о расколе духовенства» или «о церковном обновленческом движении». Такие

  1. См.: Акты Святейшего Тихона, Патриарха Московского и всея России, позднейшие документы и переписка о каноническом преемстве высшей церковной власти. 1917-1943 / Сост. М.Е. Губонин. М., 1994. (Далее: Акты).
  2. Следственное дело Патриарха Тихона. Сборник документов и материалов Центрального архива ФСБ РФ. М., 2000. (Далее - Следственное дело).
  3. ЦА ФСБ. Ф. 2. Оп. 4. Д. 372.

 сводки начали составляться в конце мая - начале июня 1922 г. начальником 6 отделения СО ГПУ Е.А. Тучковым, их было составлено минимум пять. Нам были доступны три такие сводки1. В фондах ЦА ФСБ и РГАСПИ должны находиться и другие подобные сводки, но пока они не обнаружены. Уникальность этих сводок заключается в том, что они аккумулировали информацию, поступающую из местных отделов ГПУ. Отсутствие других подобных сводок отчасти компенсируется тем, что недавно были введены в научный оборот сводки и обзоры, которые направлялись в этот период Информационным отделом ГПУ высшему партийному руководству2. В них использовалась информация, полученная от 6 отделения СО ГПУ и касающаяся развития обновленческого движения во многих регионах России. Эти сводки являются уникальным источником, позволяющим исследовать деятельность местных отделов ГПУ в отношении обновленческих структур.

 Изучаются также протоколы заседаний Политбюро, на которых обсуждались аналогичные вопросы. Тематические дела Политбюро, связанные с антицерковной политикой, опубликованы в сборнике «Политбюро и церковь»3.

 Другой важный источниковый массив - это протоколы заседаний Антирелигиозной комиссии при ЦК ВКП(б). Именно АРК осуществляла руководящую работу в деле организации и поддержки обновленческого раскола. Протоколы заседаний АРК отложились в фондах РГАСПИ4. Протоколы содержат уникальную информацию, позволяющую изучать политику власти по отношению к обновленчеству. В рассматриваемый период АРК обращалась к темам, так или иначе связанным с обновленческим рас-

  1. Сводка №2 за 25.06.22-20.07.22 (РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 87. Д. 176. Л. 113-116); Сводка № 3 за 15.07.2220.08.22 (ЦА ФСБ. Ф. 1. Оп. 6. Д. 8. Л. 159-175; РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 84. Д. 309. Л. 124-140; Архивы Кремля. Кн. 2. С. 311-332); Сводка №5 за 15.12.22-15.02.23 (РГАСПИ. Ф. 89. Оп. 4. Д. 164. Л. 3-12).
  2. «Совершенно секретно»: Лубянка - Сталину о положении в стране (1922-1934 гг.). М., 2001. Т.1. 4. 1-2. (1922-1923 гг.).
  3. Архивы Кремля. В 2-х кн. Кн.1. Политбюро и Церковь 1922-1925 гг. М.-Новосибирск, 1997. Кн. 2. 1998.
  4. РГАСПИ. Ф. 17. On. 112. Д. 443а, 565а.

 колом, практически на каждом своем заседании. В РГАСПИ имеется фонд руководителя АРК Е.М. Ярославского (Ф. 89.), который содержит ряд интересных документов, связанных с изучаемой темой. В частности сохранились материалы, выпущенные руководством обновленцев, официальные послания и письма государственным деятелям. В РГАСПИ изучались также материалы Агитационного отдела ЦК РКП (б) (Ф. 17. Оп. 60.), которые содержат сводки «Антирелигиозная пропаганда по данным учета местного опыта агитпропа», которые составлялись с учетом данных, полученных из различных губерний.

 Необходимо отметить, что источников, связанных с деятельностью обновленческих органов церковного управления, сохранилось крайне мало. Это связано с политикой уничтожения подобных материалов, которая проводилась Советом по делам русской православной церкви, после того, как обновленческие структуры прекратили свое существование, влились в состав Московского Патриархата. В фондах этого Совета в ГАРФе нами был обнаружен акт на уничтожение многочисленных архивных материалов, найденных в квартире «митрополита» Александра Введенского. Акт, подписанный главой Совета Г.Г. Карповым, включал материалы 1922-1923 гг. К ним относятся: переписка ВЦУ за 1922 г., разные заявления ВЦУ за 1922 г., материалы личного происхождения за 1922 г., переписка и циркуляры местным епархиальным управлениям за 1922 г., журналы заседаний ВЦУ и ВЦС за 1922-1923 гг., подготовительные материалы к Поместному собору 1923 г., списки уполномоченных всех епархий, прибывших на собор 1923 г., инструкции уполномоченным ВЦУ, переписка ВЦС за 1923 г., материалы учебного комитета и обновленческой духовной академии за 1922 г., многочисленные личные дела и многое другое1. Таким образом, архив центрального органа управления обновленческой церковью был полностью уничтожен через сожжение, что, безусловно, значительно обедняет источниковую базу изучения данной темы. По данным, которые

  1. ГАРФ. Ф. 6991. Оп. 2. Д. 82. Л. 1-3.

 приводил в 1948 г. в первом рукописном варианте «Каталога обновленческих архиереев» митрополит Мануил (Лемешевский), обновленческий архив был изучен архивариусом Московской Патриархии, магистром богословия МДА B.C. Яворским1. Таким образом, какие-либо материалы обновленцев могут храниться в Архиве Московской Патриархии, который в настоящее время частично передан в ЦНЦ «Православная энциклопедия». Однако в томах «Православной энциклопедии» ссылок на эти материалы не приводится, что позволяет предположить, что все они были уничтожены в 1950 г. Правда в акте, хранящемся в ГАРФе, говорится, что материалы архива были доставлены в Совет с квартиры А. Введенского, таким образом, речь может идти о разных либо обновленческих архивах, либо архивариус Московской Патриархии изучал эти материалы с разрешения руководства Совета по делам РПЦ, что более вероятно.

 В ГАРФе были изучены фонды ВЦИК (Ф. 1235), Наркомата юстиции (Ф. А-353), Комиссии по вопросам культов при ВЦИК (Ф. 5263) и др. Эти материалы касаются политики этих ведомств в отношении обновленчества, здесь так же отложились некоторые письма лидеров обновленчества. В Центральном историческом архиве Москвы были изучены материалы обновленческого Московского епархиального управления (Ф. 2303). Изучались также материалы фонда Канцелярии патриарха Тихона (Ф. 831), которые хранятся в закрытом ныне Российском государственном историческом архиве.

 Значительный источниковедческий интерес вызывает обновленческая печать. Изучались центральные и местные обновленческие издания, которые, однако, сохранились далеко не полностью. На это обращал внимание еще в 1948 г. архиепископ Мануил (Лемешевский): «Большая часть краевой и обновленческой периодической печати погибла от времени и небрежения. Даже в центре обновленческом в их Синоде не сохранился

  1. Мануил (Лемешевский), архиеп. Каталог русских архиереев обновленцев (1922-1944 гг.). 1948 г. Рукопись. Библиотека МДА. Л. 4.

 Вестник» в полных годовых комплектах»1. Так, полный комплект журнала «Живая церковь» за 1922-1923 гг. отложился только в РГАСПИ2.

 В диссертационной работе исследуются материалы газет 1920-х годов, особое внимание обращается на те случаи, когда газеты выполняли заказ ГПУ.

 Научная новизна исследования определяется тем, что впервые в отечественной историографии на базе широкого круга источников, включающих ранее неисследованные документы ГПУ, документы церковного происхождения, проанализирована деятельность «антирелигиозных» органов советской власти по созданию и руководству обновленческим расколом в центре и на местах, дан сравнительный анализ развитию обновленчества в разных российских регионах. Отдельные аспекты темы, представленные в диссертации, впервые стали предметом целенаправленной научной разработки. К ним относятся: методы, применявшиеся ГПУ для насаждения раскола в Церкви, а также формы сопротивления Церкви попыткам ее раскола и др.

 Диссертация вводит в научный оборот целый ряд новых документов, что представляется важным моментом для дальнейших исследований в этой области. Впервые появляется возможность представить целостную систему источников, которая позволяет изучить вопросы, связанные с деятельностью обновленческих структур в 1922-1923 гг.

 Объектом исследования являются взаимоотношения Русской Православной Церкви и советского государства в 1922-1923 гг. Предметом исследования является политика органов советской власти, прежде всего ГПУ, по созданию и оформлению обновленческого раскола в Русской Церкви.

 Методологическую основу диссертации определяют принципы объективности, историзма, комплексности исторического исследования.

  1. Мануил (Лемешевский), архиеп. Каталог русских архиереев обновленцев (1922-1944 гг.). 1948 г. Рукопись. Библиотека МДА. Л. 3.
  2. РГАСПИ. Ф. 89. Оп. 4. Д. 181.

 Принцип историзма предполагает рассмотрение отдельных явлений и фактов в их взаимосвязи, в конкретно-исторической ситуации. Реализация принципа объективности заключается в учете всех точек зрения и подходов к изучаемой проблеме. Рассмотрение истории обновленческого раскола в рамках выделенных периодов, потребовало применения историко-хронологического метода, изучение в рамках этих периодов различных проблем, связанных с историей обновленческого раскола, вызвало необходимость применения проблемно-исторического метода исследования.

 В помещенных в работе цитатах из источников церковного и государственного происхождения, в соответствии с нормами эдиционной археографии, сохранены все особенности оригинала.

 Научная и практическая значимость исследования заключается в том, что оно призвано восполнить определенные пробелы в изучении истории государственно-церковных отношений. Материалы и выводы диссертации могут быть использованы при написании обобщающих и специальных трудов, учебников и методических пособий по истории государственно-церковных отношений, а также в процессе преподавания общих и специальных курсов по истории России XX в., истории Русской Православной Церкви. Практическая значимость исследования определяется также тем, что оно вскрывает механизм деятельности властных органов по созданию и манипулированию религиозными группами и их лидерами, помогает понять специфику религиозного сознания и мотивацию поведения духовенства и верующих, относящих к себя к Православной Церкви.

 Материалы исследования апробированы. Основные положения отражены автором в научных публикациях объемом более 3 авт. листов. В дальнейшем предполагаемой сферой научной апробации результатов исследования могут стать документальные публикации, статьи и монографические исследования.

 Диссертация состоит из введения, двух глав, заключения, списка источников и литературы, приложения.

  Заключение:

 Рассмотренный в данном исследовании период 1922-1923 гг. - время создания и наиболее активной деятельности обновленческого движения в Русской Православной Церкви. Ведущая роль в теоретическом обосновании и разработке стратегии развития обновленческого движения в 1922 г. принадлежала Л.Д. Троцкому, именно его разработки весны 1922 г. легли в основу работы ГПУ и АРК вплоть до марта 1923 г., когда тактика власти по отношению к расколу Православной Церкви меняется, в связи с тем, что стало очевидно то, что уничтожить церковную организацию, преодолеть религиозность масс в короткие сроки не удастся. Основным проводником новой долгосрочной политики в отношении Церкви, связанной с отказом от «превращения в выкидыш» обновленческой организации, был И.В. Сталин.

 Непосредственным исполнителем работы по организации обновленческого раскола было 6 отделение Секретного отдела ГПУ, возглавлявшееся Е.А. Тучковым. Именно здесь разрабатывались приемы и методы раскола церкви, к ним относились: создание путем запугивания или материального поощрения широкой осведомительной сети среди духовенства, репрессии по отношению к тем представителям духовенства, которые выступали против обновленчества и т.д. 6 отделение руководило работой местных отделов ГПУ, которые занимались насаждением обновленчества в регионах. В ходе исследования установлено, что большинство правящих архиереев летом 1922 г. либо заняли нейтральную позицию, либо активно выступили против обновленчества. Традиционная точка зрения, согласно которой к июлю 1922 г. более половины правящих архиереев поддержали обновленцев, представляется недостаточно обоснованной.

 Летом 1922 г. по отношению к обновленческому движению епископат разделился на четыре основных группы. Часть епископата, как правило, это были относительно молодые викарные архиереи, полностью признала обновленчество и активно включилась в деятельность обновленческих органов церковного управления. Часть епископата, прежде всего, правящие архиереи вынуждены были отойти от церковных дел и пребывали на покое.

 Третья группа епископата занимала выжидательную позицию, считая возможным признавать ВЦУ, однако, не приемля антиканонические реформы. Наиболее характерный пример - митрополит Сергий (Страго-родский). Эта часть архиереев занимала позицию признания ВЦУ, но выступало резко против обновленческих нововведений в Церкви, такие, по выражению властей, «скрытые тихоновцы» противодействовали развитию обновленчества в своих епархиях. Четвертую группу архиереев составили епископы резко негативно настроенные к обновленчеству и с самого начала заявившие о своем неприятии новых органов церковного управления. Такие архиереи увольнялись ВЦУ от управления епархиями и, как правило, в течение лета и осени 1922 г. они были арестованы.

 В ходе исследования установлено, что в различных регионах страны обновленчество развивалось с разной степенью интенсивности. Наиболее успешно шла организация обновленческого раскола в регионах, которые во время Гражданской войны контролировались Белой армией - на юге России и в Сибири. Именно Сибирь, где свое распространение получил женатый епископат, стала оплотом обновленчества.

 Определено, что в результате внутрипатрийной борьбы 1922-1923 гг., победу в которой одержал И.В.  Сталин, меняется стратегический курс власти по отношению к обновленчеству. Политика Л.Д. Троцкого, направленная на свертывание обновленчества сразу после Поместного собора, была отброшена.

 Проведенное исследование позволяет значительно уточнить и конкретизировать представления о целях, задачах, методах и этапах антицерковной политики советской власти, об исполнителях этой политики, с одной стороны, а с другой стороны - выяснить многие подробности реакции Церкви на вызов властей. И в том, и в другом случае научный анализ новых документальных комплексов способствует более исторически взвешенной и аргументированной расстановке акцентов в истории церковно-государственных отношений, делает возможным отход от схематизма и приблизительности, присущих некоторым исследованиям по церковно-исторической проблематике - в той мере, в какой эти недостатки обусловлены неполнотой источниковой базы.

 В июне 1923 года был достигнут компромисс власти и Патриаршей Церкви. Власти были вынуждены в своей церковной политике перейти от грубого давления и физических преследований к более изощренной политике, также направленной на раскол Церкви и подрыв авторитета Патриарха. Патриарх Тихон также изменил свою позицию, заявив о своей лояльности советской власти.

 Основные научные результаты исследования заключаются в том, что:

  • проанализированы основные направления, методы и результаты деятельности органов, непосредственно осуществлявших политику по созданию и оформлению обновленческого раскола в 1922-1923 гг.;
  • определена роль властных структур, частности 6 отделения СО ГПУ и АРК, в деле создания и распространения обновленческого движения;
  • выявлены причины, а также установлены и проанализированы основные этапы эволюции обновленчества в 1922-1923 гг.;
  • определены формы сопротивления Патриаршей Церкви попыткам ее раскола;
  • определена роль и позиция патриарха Тихона в отношении обновленческой церковной организации;
  • установлено, что обновленчество начала 1920-х гг. было явлением полностью обязанным своим появлением и развитием государственной власти и ее отдельным органом.
  • установлено, что обновленческое движение развивалось с разной степенью интенсивности в различных регионах страны, проанализированы особенности развития обновленческого раскола практически во всех епархиях.

 Движущей силой обновленчества было не стремление к соответствию нормам раннехристианской Церкви, а стремление к соответствию требованиям власти.

 Летом 1923 г. патриархом Тихоном и его сподвижниками обновленчеству был нанесен удар, который предопределил упадок и ликвидацию обновленческого раскола в Русской Церкви, предопределенные тем, что он был создан властными органами и не имел прочной опоры в церковной среде. Срочные меры властей по переоформлению обновленчества с целью придания ему большей авторитетности в глазах верующих, административная и финансовая поддержка обновленцев на местах, репрессии против «тихоновского» духовенства смогли лишь отсрочить неизбежный крах обновленчества.

 Необходимо указать проблемы, связанные с обновленческим расколом, которые могут стать предметом дальнейших исследований. Это, на наш взгляд, более детальное изучение деятельности государственных властей по расколу Церкви (до сих пор остаются неисследованными многие материалы местных архивов на эту тему), отношение священнослужителей РПЦ к политике патриарха Тихона по преодолению раскола; внутренняя жизнь Церкви в эти годы и реакция верующих на политику властей по расколу Церкви.

Поделиться:  


в разработке

Расколоведение в Минской духовной академии

Японская косметика для волос японской косметики. Выбирай японское качество healthjapan.net